ASPER X: Мы используем музыку как средство поиска людей, похожих на нас.

Группа «Asper X» была основана в мае 2015 года музыкантом, композитором, звукорежиссёром и мультиинструменталистом Тимом Эрной. За 5 месяцев существования ребята успели выпуститить несколько клипов, выступить с Noize MC, Линдой, The Matrixx, Слот, Вадимом Самойловым и рядом других знаменитостей, а также получить статус «Группы года» по версии одного из фестивалей. Сегодня мы попробуем узнать, в чем кроется секрет такой стремительности. 

За чашкой кофе в одном из московских кафе вокалист группы – Тим Эрна и гитарист – Илья KAI рассказали о будущем дебютном альбоме, своих первых выступлениях и участии в Smolensk Rock Awards. 

Расскажите, как родилась и развивалась ваша группа «Asper X»? 

Тим Эрна: Группа «Asper X» родилась 8 мая 2015 года, в момент выпуска нашего первого клипа «Змея». Потом было несколько пробных концертов, одним из которых был фестиваль «Холи» в конце мая, там мы дебютировали на большой сцене с Noize MC в качестве хэдлайнера. В течение лета мы немного покатались по фестивалям, чтобы отточить программу, заявить о группе. И с осени у «Asper X» начался тур. В декабре мы планируем выпуск пластинки и сейчас решили поехать в небольшие гастроли для того, чтобы поддержать грядущий материал.

Илья, расскажите немного о себе. Где работали прежде, в каких коллективах состоите сейчас? 

Илья KAI Козлов: Честно говоря, огромный список – все и не перечислить. Причем территориально коллективы, в которых я работал и работаю, разбросаны до границ Белоруссии.

Как и почему Вы оказались в составе «Asper X»?

Тим: Илья дебютировал в нашем составе на концерте в Серпухове 26 сентября.

Илья: Это интересная история. В свое время, около трех лет назад мы работали вместе с барабанщиком «Asper X», у нас были совместные туры, и мы остались в хороших дружеских отношениях, всегда поддерживали связь. Чуть меньше месяца назад Дмитрий поинтересовался, как у меня со временем, и рассказал о своем коллективе, предложил мне попробовать поучаствовать. Я поддержал идею: меня заинтересовал материал,  да и я не мог отказать своему старому другу. Дальше он познакомил нас с Тимом, и спустя дней пять мы уже поехали играть концерты.

Вы планируете выпускать дебютный альбом. Расскажите о его концепции, основной идее. 

Тим: Основная концепция нашего первого альбома очень тесно перекликается с идеей самой группы, которая заключается в объединении людей музыкой. Мы используем музыку как средство поиска людей, похожих на нас. В нашем мире телевизоров, пабликов МДК и прочих не самых интеллектуальных вещей это трудно, и с каждым днем становится все труднее. Поэтому идея альбома, прежде всего, состоит в том, чтобы научить людей думать.
Альбом, с одной стороны, художественно окрашен: там есть лирический герой, есть сюжет, есть какие-то художественные истории. С другой стороны, он очень интроспективен и заставляет, — я надеюсь, что заставляет, — людей проецировать происходящее в песнях на свою жизнь и таким образом о чем-то задумываться. С третьей стороны, альбом носит и развлекательный характер, потому что музыка относится всё-таки к средствам отдыха. Я надеюсь, что этот альбом позволит людям войти в то состояние, которое они хотели достигнуть в данный момент времени. Прежде всего, мы хотим добиться, чтобы музыка нашего проекта стала частью жизни людей.

Для выпуска альбома мы инициировали кампанию на известной платформе Planeta.ru. Это проект, который даёт возможность каждому неравнодушному помочь группе в выпуске альбома. Подробную информацию можно найти здесь.

Как проходят ваши репетиции, работа над песнями? С какими трудностями приходится сталкиваться?

Илья: Основные трудности связаны только с проблемами технического характера. Плохой провод или сломанный ноготь, например (смеется).

Тим: Да, на самом деле, трудностей почти не возникает, благо, несмотря на молодость самого проекта, у каждого из музыкантов группы уже достаточно большой опыт и выступлений, и репетиций, и гастролей.

Вы часто собираетесь с ребятами «мужской компанией» для дружеской встречи, а не для репетиций или выступлений?

Тим: Ситуация немного осложняется тем, что мы с Ильей находимся в одном городе, а вот Дима – барабанщик, живет в другом. Поэтому дружеские посиделки, не имеющие какой-то цели, кроме развлекательной, происходят не очень часто. Но с Ильей мы часто видимся в свободное время.

Вы сейчас довольно тесно сотрудничаете с Филиппом Августом. Как Вы познакомились? Как началось ваше сотрудничество?

Тим: Познакомились мы с ним весной, потому что альбом моего предыдущего проекта «RetroElektro» и альбом его группы «Стимфония», которые вышли примерно в одно время, носили очень схожую концепцию. Мы посчитали это забавным совпадением и решили по этому поводу поговорить. Оказалось, в нас витают похожие идеи в плане музыки.
Увиделись вживую мы первый раз  в начале лета, когда играли на концерте его дня рождения, где я был приглашенным гостем. Так и началось творческое сотрудничество.

Недавно вы стали Группой года по версии фестиваля Smolensk Rock Awards при участии известного музыканта, бывшего участника «Агаты Кристи», Вадима Самойлова. Расскажите об этом. 

Тим: Вадим Самойлов был членом жюри на этом конкурсе. Нам удалось пообщаться и обменяться некоторыми мыслями о нашей музыке. Сам фестиваль и его масштабы, безусловно, радуют. Организатор фестиваля Павел Пронин проделал огромную работу, и мы надеемся, что подобные фестивали будут проводиться и впредь. Что же касается «Asper X», то нам очень приятно, что группа получила такую поддержку. О подробностях фестиваля и результатах нашего участия в нём можно прочитать на наших официальных ресурсах. Например, на сайте www.asperx.ru

Были ли какие-то забавные случаи во время гастролей?

Илья: Гастроли сами по себе одно большое приключение. Когда это является жизнью, а не просто средством дохода — это приключение, поэтому интересные моменты присутствуют каждую минуту.
Главное, что люди на концертах разные. Мне поэтому и нравится занятие музыкой – происходит общение с огромным количеством людей и все разные, это очень заряжает. Поэтому интересно, когда приезжаешь, а у тебя спрашивают: «Шо? Звук? Шо это такое-то? Какой такой звук?» (смеется). Бывает, спрашиваешь: «А у вас тут никто на клавишах не играет? Стойки нет?», а на тебя смотрят как на ненормального и говорят: «Нет».

Тим: Было пару ситуаций, когда не было очевидных вещей в клубах. С одной стороны это очень раздражает, но с другой — действительно смешно, когда приезжаешь в клуб, а там нет микрофона.
Еще был забавный случай в подготовке к гастролям. Одна из вещей, которая обязательна к исполнению в подготовке к туру – это согласование технических райдеров группы и клуба. Как-то отправляем райдер, а мне потом звонит организатор и говорит: «Тим, а зачем вам 8 микрофонов для конференции, пульт в 32 канала? Ну я же просил, клуб небольшой, пришлите райдер без понтов. А вы мне требуете аппаратуры на миллион долларов». Оказалось, что по ошибке отправили райдер другого клуба.

Помните ли Вы свое первое выступление на сцене? Какие испытывали чувства? 

Илья: Мое первое выступление было в 3-4 года. Меня сцена с детства к себе прилепила: сначала я играл в спектаклях, потом занимался танцами и танцевал в составе коллектива.
Первый мой выход на сцену как музыканта состоялся лет в 6-7, когда пошел учиться в музыкальную школу. Я играл концерт на фортепиано в стенах храма науки (улыбается).
А что касается периода гривотрясничества, то где-то лет в 13 уже рубили хэви-мэтал, эмоций была куча. Еще девичьи трусы в сумках оказывались (смеется).

Тим: Причем, когда тебе за 20 лет – такого не происходит, а в 13 – направо и налево (смеется).
Я учился играть на гитаре, марки «Борисовдрев» — это белорусская марка гитар, схожая с маркой спичек и мебели, причем как по форм-фактору, так и по звучанию (смеется). Так что, у меня была очень тяжелая школа обучения музыке. Я помню свои эмоции, когда в 17 лет первый раз взял в руки электрогитару, ударил по струнам и услышал из комбика перегруженный звук. Незабываемое ощущение.
Что касается самого первого выхода на сцену – это тоже музыкальная школа. Я думаю, что именно наш первый выход на сцену лет в 6-7 научил нас не бояться «мертвой» публики. Ведь бывает, выходишь на сцену, играешь-играешь, а видишь, что не тот формат, не удается установить контакт с публикой. А тут, представь, ты выходишь на сцену в 6 лет, в пиджаке, прилизанный, мама тебя полдня готовила. Это твое первое выступление, практически сольный концерт, немецкий рояль стоит — все красиво. И сидят скучные  директор, завуч и два преподавателя с лицами, типа «ну давай, посмотрим, что ты можешь». Нас при этом научили не только не бояться «мертвой» публики, но и уважать ее – ведь когда ты выступаешь, ты делаешь поклон в начале и в конце.
А что касается рок-музыки – это было лет в 15, причем я дебютировал на сцене в гранж-группе в качестве барабанщика. Тоже были моменты, типа разваливающейся сцены под ногами: мы выступали в доме культуры, в помещении, не приспособленном под рок-концерты, и там сцена состоялась из двух половинок, которые съезжались вместе. В этот зал набилось 150 подростков, которые протоптали пол, и сцена разъехалась. Панк-рока в 15 лет было гораздо больше, чем за всю дальнейшую жизнь (смеется).

Что испытываете сейчас, выходя на сцену?

Тим: Радость, прежде всего. Не буду говорить за всех, но для меня музыка и сцена – это единственный доступный способ самовыражения, это радость от освобождения: у тебя есть полтора часа, когда ты можешь быть тем, кем ты себя чувствуешь. И, конечно, каждый раз присутствует волнение, ведь это всегда уровень ответственности, особенно перед незнакомой публикой, а в гастролях так и получается.

Илья: Для меня музыка – есть жизнь, то есть там ты живешь, по-настоящему живешь. Здесь просто существуешь, хотя тоже много и позитивных, и негативных жизненных моментов, но когда ты в музыке —  ты ощущаешь именно свою жизнь. Не знаю, с чем можно сравнить эти ощущения.

Как родители отнеслись к Вашему решению серьезно заниматься музыкой, играть в рок-группе?

Илья: Отлично. У меня очень музыкальная семья: дедушка всю жизнь гастролировал по всему миру в составе различных хоров, дядя – профессиональный барабанщик, второй дядя – известный в нашей стране продюсер. Музыка не стала ударом для родителей. Конечно, путь был тернист, но никогда я не слышал от них: «Иди работай на завод, учись на инженера», хотя я инженер по образованию (смеется). Они всегда только всячески поддерживали меня.

Тим: Я по образованию переводчик с английского и испанского языков. И, наверное, когда я поступал в институт и учился первые пару лет, родители думали: «А вдруг сынок одумается?». Мой папа бас-гитарист, и мама прекрасно знала, что такое жизнь с музыкантом и, может быть, надеялась, что я выберу что-то поспокойнее, но этого не произошло.
С другой стороны, меня интересовала музыка не только в рамках создания песен и концертов — меня интересовала музыка как сфера жизни и науки. Одно из моих увлечений – акустика как раздел физики. Я всегда интересовался структурой музыки. За это я должен сказать «спасибо» своей маме, которая академический музыкант по образованию и которая учила меня разбираться в музыкальной структуре. Папа учил меня, как играется музыка, а мама – как работает музыка, что и определило две моих больших страсти в жизни: музыкальное продюсирование и сцена.

Может что-то случиться, чтобы Вы бросили заниматься музыкой?

Илья: Физическая смерть. Других причин я не вижу.

Тим: Солидарен, и дай Бог, чтобы жизнь не доказала нам обратное.

Как проводите свободное время? 

Илья: Зависит о настроения: иногда хочется покоя, гармонии; иногда – безумства.

Тим: Что касается меня, поскольку я в группе выполняю еще менеджерские функции: подготовка к концертам, реклама, вечные переговоры с арт-директорами клубов — свободного времени просто нет. И к тому же эта работа, хоть и отбирает много сил и времени, приносит такую степень удовлетворения, что компенсирует все затраты, и как таковой потребности в свободном времени нет.

Любите ли смотреть фильмы?

Илья: Да, вот недавно был в кинотеатре, например, смотрел фильм «Прогулка». Киноманом назвать себя не могу, но получаю большое удовольствие от погружения в атмосферу, переданную режиссером.

Тим: Я очень люблю кинотеатры, в них есть своя специфика, но я нечасто в них выбираюсь, к сожалению. Киноманом меня назвать трудно, но скорее от недостатка свободного времени, чем от отсутствия желания. Плюс в детстве я был впечатлительным, и до сих пор таким остался, и лет в 13-14 посмотрел несколько фильмов, которые были очень тяжелые с точки зрения психологии и к которым мой неокрепший детский разум просто не был готов. С тех пор к кинематографу я отношусь настороженно.

Книги любите читать?

Илья: Да, люблю. Конкретного любимого жанра назвать не могу, потому как читаю все: от беллетристики до научных трудов – спектр огромный. Автобиографические, философские произведения люблю.

Тим: Я люблю литературу, но, к сожалению, я довольно неусидчив в плане книг. Но во время гастролей все мы становимся чтецами и киноманами: когда ты 8-10 часов в пути, и на шестой час уже надоело смотреть на Россию-матушку, тогда можно что-то почитать.
Вообще люблю научную фантастику. Один из моих любимых авторов — Роберт Хайнлайн – американский научный фантаст 20-го века. Читал я и советскую фантастику, и должен сказать, что советские фантасты писали на достаточно высоком уровне. Очень люблю Булгакова, особенно его «Записки юного врача». Что касается классической русской литературы: я к ней обращаюсь для того, чтобы в очередной раз понять, что за сто лет ни в жизни, ни в людях ничего не изменилось.

Какими сверхспособностями Вам хотелось бы обладать?

Илья: Я все уже умею. Третий глаз, телепорт – все дела, только тсс.

Тим: Да, мы так экономим на переездах во время гастролей.
Вообще музыкант должен обладать очень многими сверхспособностями, например, токо- и огненепроницаемостью, учитывая игру в разных условиях; автоматически встроенным выпрямителем напряжения и рук; гипнозом, который используется на организаторах. Мы уже обладаем многими способностями. Но мне не хватает еще одной – возможности останавливать время.

Расскажите о Ваших дальнейших творческих планах.

Илья: Это вопрос Вселенского масштаба. Межгалактический тур «Москва – Кассиопея» (смеется).

Тим: Да, слетать на Плутон с концертом, поиграть для пингвинов.

Илья: Вообще творческих планов  множество, потому как осталось много невысказанного, недосказанного. И я надеюсь, так будет всю жизнь, и источник вдохновения не иссякнет.
Конечно, хотелось бы как-то повлиять на вкусы, на отечественную поп-индустрию, потому что у нас «попса». Но есть люди, которые начали с этим бороться, например, Никита Пресняков со своим коллективом «Multiverse». Их клип показывали по Муз ТВ, респект ребятам за это.

Тим: В России рок-музыкантам неудобно работать, потому что у нашей культуры другие корни. Почему все ориентируются на западную рок-музыку? Рок-музыка там родилась, и это было частью культуры. А у нас частью культуры, начиная с 90-ых годов, являлся блатняк, который потом, если разобраться,  эволюционировал в современную поп-музыку. И, конечно, очень трудно победить эту схему и найти во вселенной «Вороваек» людей, которые согласны и хотят думать. К сожалению, рок-музыка до сих пор считается у нас андеграундом и занятием для «панков» и прочих, по мнению общества, несостоятельных субкультур.

Что бы Вы пожелали, посоветовали вашим поклонникам?

Илья: Слушать побольше хорошей музыки, любить и дарить добро.

Тим: Хочется пожелать думать своей головой и генерировать побольше своих собственных мыслей, поменьше позволять вконтактовским пабликам думать за себя. Современная молодежь говорит, что борется за интеллектуальную независимость, и очень хочется, чтобы это поскорее перешло от слов к делу.

ДАРЬЯ ЧУВАЕВА

1 Комментарий