Альбомы января: от Bonobo до La La Land

От тёмных комнатушек до вечеринки дома у Майли Сайрус. От стробоскопов ночного Бруклина до палящего солнца Марокко. От хлёсткого поп-джаза до почти диснеевских баллад. Публикуем обзор свежих интересных пластинок, которые вы просто не имеете права пропустить.

The xx «I See You»

Однажды трое ранимых друзей выбрались из комнатушек, чтобы неловким шёпотом поделиться тревогами, знакомыми каждому юному сердцу — так в 20 лет они стали героями поколения, их дебютник получил Mercury Prize, но поиск уверенности в себе только начинался. Восемь лет спустя, к третьему лонгплею «I See You», ребят не узнать — они танцуют и заводят публику на главных фестивальных сценах от Калифорнии до Дорсета, поют для Мадонны на Манхеттене, тусуются в Лос-Анджелесе на Дне рождения Майли Сайрус с последующим «а поедемте все к нам». Сидение на подоконнике, обхватив ноги руками, осталось в туманном прошлом.

Если раньше «иксы» делились чувствами так, будто их никто не слушает, то в «I See You» они понимают: их слушают все. Тут уж не до застенчивости. Став профессионалами, Джейми, Роми и Оливер сохранили главное: способность слышать себя и друг друга помогает им извлекать чувства в песнях, а скромность позволяет достигать сдержанного, интеллигентного звучания, даже когда доходит до фанфар и танцевальных мотивов — звучания, которому нужно время, чтобы раскрыться. Это сочетание и делает The xx особенной группой.

Bonobo «Migration»

У Саймона Грина талант. Он может собрать пёстрый набор музыкальных элементов и тембров — эйфорические струнные, безмятежную арфу, брейкбитовые барабанные лупы, органические звучки, несколько джазовых аккордов на фортепиано, семпл из R&B хита 94-го года («Kerala» с вставкой из «Baby» Брэнди), марокканские мотивы («Bambro Koyo Ganda» при участии Innov Gnawa), вибрации бруклинских клубов («Outlier») — и заставить их звучать целостно, благозвучно и… пресно.

Альбом «Migration» растянут больше, чем на час, однако ему, как и прежним работам Bonobo, не хватает импульсивности. Такую музыку удобно слушать, она наполняет комнату воздухом, но при этом на неё не приходится особо отвлекаться. Вот только творчества в этом меньше, чем могло бы быть. Конфликты и вспышки возникают лишь изредка — в кульминации «Outlier» или «No Reason», совместного трека с Ником Мёрфи, хотя здесь, возможно, заслуга второго. С другой стороны, если позволить Грину оставаться специалистом по звуковому дизайну и декору помещений, то стоит признать, что пластинка «Migration» — его самая искусная работа.

«La La Land» OST

Однажды в общаге Гарварда двое соседей по комнате, игравших вместе в группе, задумали мюзикл о любви к джазу, городу и мечте. Один из них, Дэмиен Шазелл, в итоге стал режиссёром. Второй, Джастин Гурвиц, ушёл в академическую музыку. Но идея продолжала донимать их по ночам. Так начался «Ла-Ла Лэнд», который спустя полтора десятка лет принёс обоим по «Золотому Глобусу» и почти наверняка принесёт пару-тройку «Оскаров». О ретроградном отношении Шазелла к джазу сказано достаточно — когда персонаж Райана Гослинга говорит, что джаз умирает, остаётся только фыркнуть и поставить ему Роберта Гласпера, Эсперансу Сполдинг, Камаси Вашингтона. Если же отбросить продиктованное конъюнктурой пуританство режиссёра, а говорить только о саундтреке, который сочинил Гурвиц, открывается дивный мир.

На контрасте «Start a Fire» с вокалом Джона Ледженда выплёскивает сатиру на современный нео-соул, с нарочито шаблонным текстом, насмешливыми синтезаторами и духовыми, заигрывающими с опостылевшим хитом «Uptown Funk». Чем дальше, тем больше песни взаимодействуют, переливаются и в эпилоге сплетаются воедино.

Комментариев пока нет

Оставить комментарий

Все комментарии проходят модерацию. Ваш e-mail не будет опубликован.