Ермак: В Сибири невероятно сильно чувствуется настоящая русская душа

Треки своей дебютной пластинки московские рокеры Ермак сложили в два четверостишия, создав альбом-повествование, такое же интересное, как и их творчество. Обращаясь в сторону русской самоидентичности и истории, они открывают новую главу российской музыки, обертывая тяжелую музыку в концептуальное повествование, уходя от классического штампа «громкой-и-непонятной» тяжелой музыки. Сегодня ICON поговорил с группой о Сибири, концептуальном творчестве и денежном вопросе.

Большая часть вашего коллектива из Сибири или связана с ней. Как это повлияло на вас, на ваше творчество?

Это отразилось в названии команды: ведь Ермак Тимофеевич был покорителем Сибири. А что касается влияния на творчество: мы не ищем специально точек соприкосновения с Сибирью и не думаем, как бы нам так вывернуться, чтоб все увидели, что мы — сибиряки. Мы действительно делаем нашу музыку с настоящей любовью к своей родине: и большой, и малой. Так что этот сибирский дух и так присутствует в нас, а значит — и в нашей музыке. Пусть тяжёлая музыка была придумана и не в России. Опера, например, зарождалась в античной Греции, но это никак не помешало впоследствии развиваться немецкой, английской, французской, русской и итальянской школам оперы.

Так же и мы хотим развивать самобытную русскую музыкальную культуру, помимо истоков жанра, опираясь на наши богатейшие культурные традиции. Можно сказать, мы — почвенники тяжёлой отечественной сцены.

Из Сибири, кстати, вышло множество замечательных самобытных групп. Как вы думаете, места там особенные, или просто выделяются, как и должно быть в музыке, только некоторые из многих?

Каждое место — особенное. И каждая земля воспитывает людей по-своему. Сибирь — не исключение. В Сибири, в её природе и в её людях невероятно сильно чувствуется настоящая русская душа. Не могу сказать, что люди там разительно отличаются от людей в центральной России, например. Такие же люди: бывают порядочные, бывают негодяи. Но есть там какой-то такой правильный духовный стержень у людей, что ни время его не ломает, ни политика, ни отвратительная мода.

«Весна» уместилась всего в 24 минуты. Это не совсем общепринятый формат для полноценного альбома. Почему так получилось?

Честно говоря, лично я никогда не задумывался об общепринятых форматах, о том, как назвать этот релиз: EP, лонгплей или ещё каким-нибудь словом. У нас было шесть полноценных треков и два отступления, объединённых общей идеей. В таком виде мы их и выпустили. А что это такое: альбом — не альбом, пусть решает тот, для кого это важно.

Вообще у нас огромное количество материла было до этих треков, Влад всегда писал музыку как пулемёт. Также очень много хороших песен появилось и за эти 5 лет, которые ничуть не хуже треков с «весны». Но мы решили сперва выпустить этот материал, а затем приняться за остальное.

О чем песни с «Весны»? В ваших текстах много снега, вьюги, мороза. Это о природе или больше о любви, чувствах, личном?

Тексты Весны, как ни странно, о весне. Никаких амурных и личных тем мы там не затрагиваем. В текстах центральную роль играет природа, надежда и, самое главное, созидание. Сейчас на тяжёлой сцене люди поют в основном про расчленёнку, психические расстройства, порнографию, дьявольщину, ненависть, политику, наркотики, тусовки и прочую дрянь. Нам это совершенно не близко. Мы верим, что к хорошему потянутся люди. Поэтому наш альбом про весну.

А о чем вы думали больше всего, когда записывали пластинку?

Мы все думали, что это происходит не наяву. Очень долго тянулось время, я, правда, уже не верил, что альбом выйдет. Ещё мы думали о том, как люди встретят нашу музыку. Слава Богу, с этим пока всё в порядке.

Вообще, за эти 5 лет в «Ермаке» переиграло очень много разных музыкантов из разных городов. Среди них были очень талантливые и известные.

Это ваш дебютный альбом. Сколько времени ушло на его подготовку? Грубо говоря: когда появилась первая идея, реализованная и оставшаяся в неизменном виде в релизе?

Первый трек с альбома появился почти пять лет назад. И сейчас звучит практически так, как он и был задуман изначально. Единственное: там были пресловутые синты. Они нам достались ещё с того времени, когда мы хотели играть транскор. Кстати, в этом жанре у нас тогда было много хороших, но так и не записанных треков.

Остальные треки мы придумали уже через год, когда переезжали с гитаристом в Питер. В Питере мы искали барабанщика. Мы почему-то думали, что найти барабанщика в Питере куда проще, чем в Москве. Вообще, основной причиной того, что мы не могли выпустить этот альбом раньше, было отсутствие хороших музыкантов. Не было тех, кто действительно мог бы сыграть то, что написал Влад. Даже для того, чтобы записать на студии демку мы позвали на помощь Даню Оплачкина, который тогда заменял барабанщика в туре у Автоскана. А до Дани никто первый трек нормально сыграть не мог. Вообще, за эти 5 лет в «Ермаке» переиграло очень много разных музыкантов из разных городов. Среди них были очень талантливые и известные, а были и обычные ребята.

Сейчас у нас прекрасный состав. Мы все дружим, и дружим очень крепко. Ну а, как музыканты, ребята, конечно, тоже сильны. Как минимум 4 из 5 участников команды имеют музыкальное образование. А один из нас вообще дошёл до верхушек одного известного музыкального телешоу. И каждый вложил в этот материал что-то своё. Поэтому только благодаря ребятам, вообще получилось этот материал, довести до ума, сыграть и записать.

То, что названия треков образуют два четверостишия — это попытка заставить слушать их по очереди?

Нет, мы изначально вообще не хотели называть треки и выкладывать альбом в сеть. Мы полагали, что сможем распространять его исключительно на физических носителях. Но внезапно, буквально за пару недель до релиза, мы поняли, что не осилим такой путь и срочно надо придумать названия для треков. Мне очень не хотелось называть треки типа «огонь» или «дождь». И так как тексты у нас связаны и они, только следуя друг за другом, раскрывают смысл, я решил сделать из названий стихотворение. А цифры мы добавили, чтобы люди не сошли с ума, запоминая названия треков длинной в пять-шесть слов.

Уже очень давно мы хотим и планируем снять клип или клип-фильм в Сибири и даже уже знаем конкретное место, где будем снимать.

Песни, что называется, «средней полосы» рок-сцена уже пережила. А вот сибирской атмосферы не хватает точно. Никогда не было мысли снять большой, полноценный клип-фильм в Сибири?

Уже очень давно мы хотим и планируем снять клип или клип-фильм в Сибири и даже уже знаем конкретное место, где будем снимать — это будет заповедник «столбы» в Красноярске, там невероятно красиво. Это очень непросто реализовать, но, надеюсь, вскоре мы это сделаем.

Планируете какой-то тур, серию концертов в поддержку альбома? Многие музыканты сейчас говорят о том, что альбом без тура практически не продается, пустая затея.

Мы вообще не продаём альбом. Да, его можно купить на бендкемпе за 7 долларов, кажется. Но его также можно скачать в хорошем качестве абсолютно бесплатно. Ссылка висит у нас на страничке «вконтакте». Но в тур мы обязательно поедем. Наверное, это будет уже ближе к осени. Мы вообще мобильные ребята и всегда готовы поехать куда угодно, лишь бы нас там ждали.

Вы, вообще, много уделяете России, российскому в своей музыке?

Мы, конечно, не поём патриотические песни в прямом смысле этого слова. Мы просто не стесняемся своей истории, своего языка и своей культуры. Россия — это наша родина, она нас вырастила и воспитала. И как ни крути, музыка, как любое искусство, показывает, что у тебя в душе. И как бы кто не прятал свои корни, музыка всё равно их, так или иначе, показывает. Кто-то этого боится, как огня и изо всех сил прячет всё, что хоть как-то ассоциируется с Россией. И выходит, как правило, паршиво и смешно. Иные, наоборот, используют наследие, оставленное им, себе же во благо. Не стесняются его, а иногда даже приумножают. Мы, конечно, стремимся ко вторым и надеемся, что у нас получится не осрамить, а только приумножить наше культурное наследие.

Представьте, что есть возможность записать убойный альбом на английском и продать его за XX миллионов долларов. Как бы вы поступили? Вообще, где у музыканта должна проходить граница между концепцией творчества и бизнес-моделью?

Если наша музыка будет востребована в других странах, и кто-то захочет переложить наши тексты на другой язык, мы, конечно же, будем не против. Да и съездить записать альбом за границей — прекрасный опыт, нас же не жить туда зовут. Хотя, полагаю, это маловероятно. Да и нет у нас такой цели: выбиться на запад и там заработать кучу денег. Деньги — штука, конечно, полезная. И не думаю, что кто-то из нас откажется от того, чтобы заработать их своим творчеством. Но при этом, надеюсь, никто бы из нас не пошёл на сделку с совестью и не начал бы играть всякую дрянь из-за денег.

Про выбор между творчеством и бизнесом — это вечный и очень сложный вопрос для тех, кто добился хоть какой-то славы в шоу бизнесе. Перед нами этот вопрос, к счастью или к несчастью, пока не вставал.

Как вы думаете, реально артисту без шестизначной аудитории подписчиков и фанатов окупить записи, репетиции, шоу?

Продолжая ответ на предыдущий вопрос, скажу: трудно говорить о бизнесе в контексте русской тяжёлой сцены. Есть ли он вообще там? Я думаю, что пока вектор движения на этой сцене положен в сторону копий и подражаний западным кумирам разного рода, развития на ней не будет. А не будет развития — не будет и достаточного интереса публики. Все предпочтут оригинал суррогату, верно? Также, пока не изменится ситуация, не будет интереса и со стороны профессиональных менеджеров и продюсеров. Проблема ведь не только в неотзывчивой публике и непрофессиональных артистах, а ещё и в недостатке, а скорее отсутствии профессиональных кадров в сфере управления и организации. Сейчас этим, как правило, занимаются любители и сострадающие или сами музыканты. Соответственно, бизнесом тут и не пахнет.

И я считаю, мы сами в этом виноваты. В первую очередь — артисты. Публика не глупа, и может отделить мух от котлет. Предлагая людям смешную пародию на западных артистов, наш бедный музыкант сам себе роет яму. В итоге и формируется у людей мнение, что всё наше — смешная копия чужого, и сами мы ничего хорошего сделать не можем. И чтобы эту тенденцию сдвинуть, нужны, наверное, какие-то титанические усилия и очень много времени. Но если это чудесным образом произойдёт, то, я думаю, действительно хорошие артисты своим ремеслом смогут позволить себе окупить и записи, и репетиции, и семью смогут прокормить, и в отпуск на недельку слетать. А сейчас мы все работаем, совмещаем музыку с обычной жизнью, кто как может, и надеемся на перемены к лучшему.

Какие у вас планы? Что будет с Ермаком в ближайшие месяцы?

Этим летом мы запишем пару треков, дадим несколько концертов, подготовим материал для следующего альбома и выпустим пару интересных видео. А осенью, надеюсь, прокатимся в тур. Также совсем скоро мы выпустим свой первый мерч.

VK

BANDCAMP

ИННА СОЛОВЬЕВА

Комментариев пока нет

Комментарии закрыты