Володя Котляров: Поддержка людей, наличие обратной связи — самое важное

Панк-рок группа «Порнофильмы» продолжает стремительно расти и набирать популярность. Ребята только закончили свой грандиозный тур в поддержку нового альбома «Русская Мечта. Часть 1». Этот тур охватил огромное количество городов России, в которых группа отыграла мощнейшие электрические сеты.

Фраза «Что вижу – то пою» в наше время упоминается больше в негативных отзывах, но к группе «Порнофильмы» она имеет самое прямой отношение, причем в максимально положительном смысле. Песни «Порнофильмов» — это мелодичный, тяжелый панк-рок, совмещенный с очень глубокими, но такими понятными и близкими текстами, в которых говориться о проблемах современного общества, в той или иной мере коснувшихся каждого из нас. Жестко, порой грубо, нецензурно Володя Котляров – лидер группы — критикует государство, общепринятую систему жизни по шаблонам, высмеивает людские пороки, говорит о насущных проблемах «простых смертных». 

24 декабря в московском клубе «Смена» прошел новогодний акустический концерт группы «Порнофильмы» с участием друзей. Мы не могли упустить возможности пообщаться с Володей Котляровым, который рассказал нам о завершившемся туре, создании песен, благотворительности и любимых поэтах.

Завершился осенний тур «Порнофильмов» в поддержку альбома «Русская Мечта. Часть 1». Это ваш самый масштабный тур, невероятно плотный график. Каковы Ваши впечатления?

Да, на сегодняшний день это самый большой тур. Он перевернул нашу жизнь в том плане, что за время этого тура мы привыкли к такому плотному графику, и, возвращаясь домой, понимали, что хочется снова уехать назад, дома скучно, кругом медленный темп жизни, как в болоте, а хотелось адреналина, ярких впечатлений.
Следующий тур мы хотим сделать еще длиннее.

Какой из концертов в рамках тура запомнился чем-то особенным?

Один трудно выделить, потому что тур прошел очень удачно. Все концерты были на высоте, везде пришло больше людей, чем мы ожидали. На каждом концерте сложилась своя уникальная атмосфера, и было очень здорово.

Вы держитесь на первых местах «Чартовой дюжины» с совместным треком с группой «Люмен» — «Наши Имена». Это превзошло Ваши ожидания или Вы были уверены в успехе изначально?

Мы вообще удивились, что туда попали — у нас такое название, которое радио не очень любит. Были очень удивлены и тому, что так быстро добрались до первого места, хотя сейчас уже на третье скатились. Но на самом деле нам важно не то, что мы попали на радио, на первое место «Чартовой Дюжины», а важнее то, что очень много людей захотели нас поддержать, помочь группе: они голосовали за нас, реально поддерживали. И поддержка людей, наличие обратной связи — самое важное. Мы ее видим, чувствуем, знаем, что она есть, и это дает нам силы. Благодаря поддержке мы хотим еще больше сил вкладывать в то, что мы делаем. А какое там место в рейтинге — первое, третье, шестое, — не важно.

Вы говорили, что любите рассказывать истории создания Ваших песен. А на написание какой песни Вас вдохновило что-то совсем необычное, и что это было?

Как говорила Ахматова: «Знали бы вы, из какого сора произрастают стихи». Многие из тех стихотворений, которые принято считать классическими произведениями Анны Ахматовой, были написаны в каких-то нелепых, дурацких обстоятельствах, в какой-то бытовухе, и она считала, что читателю не стоит знать, как стих был сочинен.

Я могу сказать, что ряд песен был написан мною во время работы у станка одного из пищевых предприятий города Дубна в абсолютно каторжных условиях. И я, не думая ни о каких песнях, был сосредоточен на том, чтобы станок работал нормально. Но вдруг начали приходить какие-то строчки, которые я стал записывать. Не знаю, может быть просто в раздражающей обстановке песни пишутся лучше, потому что когда ты находишься в зоне комфорта, тебе ничего не хочется делать, а в раздражающей среде мозг начинает работать сильнее, и непроизвольно происходит процесс творчества.

Все песни с альбомов «Карма рабочих» и «Нищая страна» были написаны именно там, у станка. Они все достаточно разные, но у них есть общее звено – сильный градус сарказма.

У всех песен разные истории. Например, «Мы вам не верим» я писал семь месяцев и в течение этого времени ежедневно садился за эту песню, по строчке писал, что-то изменял, дописывал слова, убирал, в итоге целый куплет вычеркнул. Это все было навеяно ужасной войной, что происходит в Украине. Меня это угнетает, я очень переживаю. Это больная для меня тема. Песня «Мы вам не верим» началась как песня о войне в Украине, а в итоге получилось, что она от лица простых людей, живущих в разных городах, странах, на разных континентах, у которых есть дома, семьи, дети, родители, и никто из них не хочет войны. Они просто хотят мирно, спокойно жить. Именно такой масштаб приобрела эта песня, и на данный момент это самая серьезная наша работа. Я был просто опустошен, когда закончил ее писать, и месяца два было ощущение, что внутри пусто, что мне нечего сказать и я не способен больше писать песен и стихов. Как будто я все сказал.

На какие основные этапы Вы могли бы разделить свою сознательную жизнь? 

Я помню, когда впервые проявилось сознание. До какого-то возраста ребенок не может осознать себя как личность, он что-то говорит, повторяет за взрослыми, живет как будто на полном автомате. У меня есть такие воспоминания из раннего детства: я вроде что-то делаю, говорю, но не понимаю, почему я веду себя именно так. А вот потом помню, мне было лет пять или шесть, я стоял у зеркала, и будто пелена с глаз спала, и я начал осознавать, что я — это я, и с тех пор более отчетливо все помню. А вообще я могу разделить жизнь на 4 условных этапа:

1. Первое увлечение рок-музыкой в младших классах школы — услышал группу Nirvana, и это предопределило мой дальнейший путь, я понял, что буду музыкантом. Все, что было до этого, назовем первым этапом. До этого музыка меня не интересовала вообще. Я просто жил и ни о чем не думал, не думал о том, кем я хочу быть, каким я буду, когда вырасту.

2. Следующая точка — это старшие классы школы, когда я научился играть на гитаре, начал писать первые песни, услышал «Гражданскую оборону»; полюбил читать книги, благодаря моей учительнице по литературе; собрал первую группу, и вместе с тем познакомился с плохой компанией, начал выпивать и курить.

3. Следующий этап — самый печальный — закончил школу и тут же поступил в институт. Море алкоголя, наркотики, первая настоящая любовь, психиатрическая клиника, эксперименты с психоделиками, распад первой группы, творческий кризис и бездействие в 2 года, новая группа – «Порнофильмы», падение на самое дно, полная деградация и упадок. Этот этап длился около 7-8 лет.

4. 2011 год. Резкий перелом в жизни, отказ от саморазрушения, трезвость, переоценка ценностей, огромные перемены, вегетарианство и веганство, смена круга общения, новый старт для «Порнофильмов», попытка наверстать упущенное, догнать убежавший поезд. Плоды этой попытки вы можете увидеть своими глазами.

В одном из интервью прочла, что Вы хорошо учились в школе, без проблем поступили в институт. Как из такого прилежного мальчика вырос панк-бунтовщик, критикующий государство и высмеивающий людские пороки? 

Дело в том, что я все время видел вокруг себя сплошной обман и лицемерие. Я замечал, что взрослые говорят одно, а делают другое. И в телевизоре, и в школе, и вообще кругом. Было ощущение, что меня обманывают. Навязывают религию, например. В 3 года меня крестили, это было омерзительно. После этого я узнал о существовании религий, я стал находить простые и логичные противоречия во многих религиозных вещах, которые пытались до меня донести. Мне не нравилось, когда мне предлагали готовые решения, шаблоны по которым нужно делать, лишая меня возможности мыслить творчески и самому найти подходящее решение. Я пусть и подсознательно, но понимал, что так я не получу драгоценный жизненный опыт. Так я начал мыслить критически в отношении всего, что мне говорят. Позднее мои мысли нашли отражение в таком музыкальном стиле, как панк-рок. Отсюда такая любовь к этому жанру. Его придумали люди, такие же как мы.

Почитав и послушав Ваши интервью, я заметила, что Вы умеете очень точно и красноречиво выражать свои мысли. Это природный дар или приобретенная способность в результате, например, чтения? 

Чтение, безусловно, сыграло большую роль.

Вы занимаетесь благотворительностью, участвуете в благотворительных концертах. Что это дает лично Вам?

Мы всегда рады возможности хоть как-то помочь людям, и это наименьшее, что мы могли бы сделать. Если нас приглашают на благотворительные мероприятия, мы всегда соглашаемся, потому что мы можем привлечь народ к какой-то проблеме, а они могут помочь – это обязательно надо делать. Не так много людей хотят по своей инициативе помогать кому-то незнакомому, то есть не на развлечение тратить деньги, а на благотворительность. А тут они приходят послушать музыку, но при этом деньги с концерта идут на очень важные вещи.

Каковы Ваши предпочтения в литературе, кино?

Трудно сказать, какие фильмы мне нравятся. Я люблю смотреть фильмы по режиссерам, причем выбираю режиссеров, которых можно назвать мастерами, которые действительно делают концептуальное, глубокое кино.

В литературе предпочтения в разные этапы жизни разные. Я давно увлекаюсь поэзией Серебряного Века, и как раз сейчас я очень плотно читаю произведения поэтов этого времени. Сейчас читаю Брюсова, но пока не могу выразить мнения о его творчестве, потому что только начал изучать. Одни из моих любимых поэтов — Цветаева и Мандельштам. Это можно бесконечно перечитывать и находить что-то новое, это очень глубокий колодец.

Что бы Вы посоветовали современной молодежи?

Я бы посоветовал больше читать книг, поменьше тусоваться, потому что жизнь одна. Если просрать на тусовках то время, которое отводится нам для того, чтобы что-то новое узнавать, развиваться, учиться жить — ничего хорошего не выйдет.

ДАРЬЯ ЧУВАЕВА

2 Комментариев
  1. Котляров удивительно чистый и добрый человек. Думаю, те, кто когда-нибудь с ним пересекался, меня поймут. От него такая энергия исходит, что не передать просто

  2. Я хоть и старый фанат, но всеравно интересно..