LaScala: «Дух рока просто должен жить в вашей музыке!»

Когда микс из звезд отечественной рок-сцены изрядно устарел, на музыкальной альтернативной кухне подоспел стильный, дерзкий и сексуально-заводной фрэш с двусмысленным названием — LaScala. Пронизывающий до глубины души тембр Ани Грин дополняют хлесткие гитарные риффы, испанские мотивы и вкрапления электроники. 
Рокнролл, страсть, алкоголь и мазафака – все это и есть LaScala! 
«Никаких правил и ограничений» – главный лозунг группы, высеченный в каждой сыгранной и записанной ноте..

Аня, ты говоришь, что песня Дурочка с Севера по сути о тебе. Расскажи об этом этапе твоей жизни и его связи с треком.

Аня: Этот этап моей жизни длился целых 17 лет. Было бы не совсем честно просто взять и не рассказать нашим слушателям о нем. Я родилась на Чукотке, влюбилась в барабанщика местной группы и решила обратить на себя внимание. Так в моей жизни появились гитара, сцена, репетиции и концерты. Я основала женскую рок-группу, мы даже ездили на гастроли и наши песни пела молодежь, но после окончания школы пришла пора прощаться как с группой, так и с моим домом. Дурочка с севера переехала в Москву — искать приключения на свою голову, нашла друзей, работу, любовь и обратно пока не собирается.

Первая мысль при взгляде на тебя – копия Эми Вайнхаус. Как ты относишься к такому сходству?

Аня: Впервые слышу о таком сходстве, поэтому еще не придумала, как реагировать.

Макс, после I.F.K., не было страшно опять начинать практически с нуля?

Макс: Ну не страх, а волнение — присутствовало. С нуля всегда сложно — куча усилий, а чем они увенчаются — неизвестно. Новые друзья — не подведут ли… Немного попараноил конечно)).

Как ты пришел к такой стилистике, ведь она кардинально отличается от твоих предыдущих работ?

Макс: Идея проекта возникла у меня еще очень давно. Я не могу реализовывать свои идеи только в I.F.K. Спектр моих музыкальных вкусов — весьма широк, поэтому возникло желание делать что-то другое. Тем более, что стилистика Ласкалы — весьма размыта и мы вполне свободно гуляем по различным стилям и направлениям.

Слышал, что ты и сейчас работаешь в проекте с теми же ребятами из I.F.K. Ждать ли нам возвращения?

Макс: Этот проект называется the Losers Moscow и там действительно играют как бывшие, так и нынешние музыканты I.F.K. А что касается самих I.F.K., то мы 21-го мая отмечаем 20-летие в клубе ЙотаСпейс. Так что группа существует и возрождение уже началось.

Что все-таки ближе тебе по духу: LaScala или I.F.K.?

Макс: Кого ты больше любишь? Маму или папу? Да?))) Обе группы мне дороги по-своему. Ведь обе они — часть меня самого.

Расскажите о своем сотрудничестве с Лусинэ Геворкян.

Макс: Про Лусинэ лучше рассажет Аня, ведь они дружат. От себя скажу- мне бы хотелось больше поработать с Лу, она профи.

Аня: Мне не очень нравится термин “сотрудничество”. В нашем случае — это дружба. Мы давно друг друга знаем, часто выступаем на благотворительных акциях вместе и, сдается мне, скоро сделаем подарок всем поклонникам нашего совместного творчества.

Ваш новый сингл стоит в iTunes всего 15 рублей. Это демпинг или здравая ценовая политика?

Петр: Это — политика нашего лейбла, iTunes, да и, вообще, мирового сообщества. Нам приходится играть по этим правилам. Сейчас невозможно заработать на продажах песен, если ты не суперзвезда, вроде Metallica или Bon Jovi, у которых есть огромный бэк-каталог. Скорее всего, 15 рублей — это здравая ценовая политика в современных реалиях, но мы не имеем права голоса в этом вопросе, впрочем, как и прибыли.

Расскажите про авторские диски от Ани Грин. Кто инициатор выпуска, кто работал над оформлением?

Аня: В феврале я начала заниматься скрапбукингом. Честно, я не понимала: получалось у меня или нет, но ребята посмотрели на мои работы, похвалили, что послужило главным мотиватором для создания коробочек для дисков в стол. А Петя уговорил меня показать эти диски на концерте. Я сопротивлялась, но устоять не смогла.

Такой продукт востребован на музыкальном рынке сейчас?

Аня: Сложно сказать. Еще ни разу на концерте коллег я не видела в продаже DIY-диски. Возможно, мы вообще первая команда, которая реализует скрап-диски. Очевидно одно — для ценителей нашей группы и ручной работы — это хорошее дополнение к коллекции предыдущих релизов, а востребованность этой продукции лично для меня не имеет никакого значения.

Сейчас большинство альтернативщиков записывают англоязычные треки. Вам же есть, о чем петь на русском языке, и это, нам кажется, прекрасно. А какой, по-вашему мнению, должна быть российская рок-музыка в идеале, с учетом современных реалий?

Петр: Рок-музыка должна вызывать бурные эмоции, причём, и музыкальная составляющая, и лирика композиции должны сплетаться в ураган. Какими средствами это будет достигнуто — не важно, будет это электроника, гусли, 8-струнная гитара или хэнгдрам. Многие сейчас говорят, что основа рок-музыки — это протест. Но это — глубокое заблуждение: протест характерен для панк движения, найти призывы к свержению строя у Deep Purple, Black Sabbath или даже у Билла Хейли крайне сложно. Так что и в плане лирики ограничений нет. Дух рока просто должен жить в вашей музыке, это — скорее магия, чем что-то конкретное и осязаемое.

Как вы думаете, чего не хватает LaScala для получения Грэмми?

Петр: Мировой известности. Серьёзно, мы — фанаты той музыки, которую создаём. За наш новый альбом каждый из нас вручил бы Грэмми LaScala и нашёл бы огромное количество своих личных причин на это.

Планируете ли снимать клип на новый сингл?

Аня: Буквально на неделе закончились съёмки на песню “Дурочка с Севера”, но на этом видео-история нового альбома не закончится, уверяю вас.

Чем будете удивлять нас в ближайшее время?

Аня: Порадуем акустическим сольным концертом 23 мая в клубе ROTSCHILD, где и состоится презентация нашего клипа. Более того, в качестве сюрприза мы сыграем песни с нового альбома, релиз которого намечается на начало осени.

Комментариев пока нет

Комментарии закрыты