PoisonStars: О западной музыке, дружбе и комбайнерах

Первая мысль после знакомства с вами: «Ого, эти парни — русские!». Наверное, вы слышите это не в первый раз. Радуют такие ассоциации?

Алан: Нас абсолютно не стыдит, что мы российская группа и исполняем свои песни на родном языке, ведь так нам проще выразить свои искренние чувства в словах. Что касается сравнения с западными группами — это такой своеобразный показатель качества нашей музыки и, в какой-то степени, такие вещи нас радуют, безусловно.

Алексей: Да, был один случай, когда на форуме музыкантов наш англоязычный вариант сингла «Имею Право» был приведен русским группам в пример «…как нужно начинать, свое музыкальное писательство…», мол, русские так не могут…. Это было и забавно, и грустно, увы, многие до сих пор уверены, что ТАМ и воздух другой, и руки ровнее…

Дмитрий: Естественно, это не может не радовать. Встречают по одежке, как говорится.

У группы полностью западный проработанный имидж. Работаете над ним сами или есть люди, которые вам в этом помогают?

Алан: Я считаю, что музыка, а, тем более, рок-музыка — интернациональна, по своей сути, и абсолютно не имеет значения, откуда группа — из России, Англии или Китая. Над имиджем работаем сами, помощников в этом у нас нет, со временем он преображается и все ближе подходит к отметке «ожидаемого» для нас, то есть такого, каким мы его хотели видеть и к которому стремились.

Дмитрий: Имидж — неотъемлемая часть рок-музыканта и рок-группы в целом. Если артист выходит на сцену в том виде, в котором копает огород или ходит в магазин — это показатель непрофессионализма, безвкусицы и неуважения к зрителю. Над нашим имиджем мы работаем сами, в соответствии с собственными вкусами и ориентирами.

Вы пробовали себя в качестве cover-группы. Расскажите об опыте в этом направлении.

Алан: Мы не только пробовали, но также активно продолжаем готовить кавер-программы. Это — очень хорошая практика для любых исполнителей, плюс, всегда приятно поиграть всем знакомые песни, однако, мы играем только то, что нравится нам самим. К тому же, это хороший способ заработать немного денег для студии и группы в целом.

Алексей: Самый лучший концерт с нашей cover-программой был в Домбае, в горах. Снег, лед, горный воздух и полный зал сноубордистов. Это было запоминающееся событие! Но самое главное для нас — не прямое переложение оригинального трека, а сделать cover в собственном стиле, дополнив его уникальными фишками. Иногда мы включаем и в свой концертный трек-лист несколько over-треков.

Слышали, новый альбом почти готов. Расскажите, на кого больше всего он будет похож? Кто вдохновлял вас в период записи?

Алан: Новый альбом — не за горами, однако, я бы не спешил сравнивать его с какими-либо конкретными исполнителями. Пускай этим занимаются люди, для которых это важно – знать, на что же похожа группа, прописать тэги. Альбом будет весьма и весьма разноплановый, и каждый, кто не боится открывать для себя новое, но и от старого и проверенного не открещивается, найдет там для себя массу интересного и, возможно, даже полюбит его. Список групп, которые нас вдохновляют, слишком велик, чтобы поместиться в это интервью, но, пожалуй, можно назвать несколько имен — это We Are Harlot, HIM, Prodigy и Сelldweller.

Дмитрий: Новый альбом — это определенный этап нашей жизни, это — огромное количество «пота и крови», это — наши мысли и эмоции, поэтому хотелось бы надеяться, что наше детище будет похоже, в первую очередь, на нас самих, а не на «соседа». Что же касается вдохновителей, здесь огромное количество имен и названий, причем у каждого из участников группы они разнятся. Лично я бы выделил такие имена, как Celldweller, Combichrist, Two Steps From Hell, The 69 Eyes, To/Die/For.

Тур по России — дело непростое. Как он прошел?

Алан: Наш небольшой тур по России в рамках High Decibels Tour 2015  — это была такая разведка боем. С нами ездили еще две замечательные группы из Москвы: На Краю и Downcast, с которыми мы сейчас — хорошие друзья. Также хочу отметить организатора всего этого безумия на колесах — Артема Иус: он — наш очень близкий друг и соратник, и мы благодарны ему за все, что он делает для нашей группы и хорошей музыки в целом. От города к городу качество площадок, местной организации менялось, однако, большинство концертов оставили хорошее впечатление. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить всех, кто пришел на те наши выступления — мы это очень ценим!

Кто ваш обычный слушатель?

Алан: Наши слушатели — очень разные люди от 15 до 55. Мы видим на своих концертах и в комментариях в группе ВКонтакте очень разношерстную публику. К тому же, приятно, что послушать и посмотреть на нас приходит много  прекрасных девушек и парней, любящих хорошую качественную музыку.

Есть такая тенденция: наши слушатели часто критикуют альбомы российских групп, а зарубежными почти всегда довольны. Как считаете, почему публика настолько предвзято относится к нашей музыке?

Дмитрий: Общественное мнение формируют средства массовой информации, в музыкальной индустрии, в том числе. Ни для кого не секрет, что рок-музыка и рок-индустрия в целом не являются российским культурным изобретением. И вот, со временем, благодаря ныне существующим радиостанциям и другим СМИ, термин «русский рок» приобрел у нашей публики негативную окраску, как некачественная пародия на западных кумиров, либо стилевая мешанина с песнями про комбайнеров и водку, которую рок-музыкой назвать язык не поворачивается. Хотелось бы верить, что тенденция это временная и те, кто занимаются продвижением музыки в массы, будут уделять больше внимания и слушателям, интересующимся качественной отечественной музыкой, и музыкантам.

Алан: Предвзятое отношение к российским группам – это такая плохая тенденция, основанная на стереотипах и простом непонимании очевидного. Не все наши группы копируют запад, не все замыкаются на одном стиле и трех аккордах, вызывая желание поскорее выключить песню. А многие даже умеют играть и делать что-то свое, оригинальное и крутое. Просто сейчас среди огромного количества исполнителей очень трудно найти что-то стоящее, настоящее, не вторичное и искреннее. А слушатель, натыкаясь на очередную «временную» группу, которая через полгода бросит инструменты и займется, например, сноубордингом, перестает доверять всем российским коллективам. И таких случаев масса: просто послушайте, что у нас играет на радио и посмотрите, какие клипы крутят по ТВ. Неудивительно, что многие предпочитают качественную западную музыку.

У вас есть коллективная мечта? Может быть, Rock Am Ring или Rolls Royce Phantom?

Алексей: В этом году ушел из жизни великий гитарист Би Би Кинг, однажды он ответил интервьюеру на вопрос, когда он пойдет на покой: «Я мечтаю оставить музыку по единственной причине, и, пока я могу держать гитару в руках, я буду делать это». Мы все едины в этом мнении, это и есть одна мечта на всех!

Алан: Наша коллективная мечта — как можно дольше доносить до людей свою музыку, заниматься тем, что мы любим и умеем лучше всего в жизни — писать и играть свои песни. И чем больше людей в зале, чем громче их крики — тем лучше.

Музыка обеспечивает вас материально? Или все равно приходится работать?

Дмитрий: Музыка в жизни каждого из нас занимает доминирующую позицию. Лично для меня, это — не хобби, а основная профессия: работа звукорежиссером в студии и на концертах, написание саундтреков и аранжировок — все это, не считая нашей группы, является основным источником дохода.

Алан: В последнее время музыка обеспечивает нас, в некоторой степени, по крайней мере, расходов на записи, инструменты и прочее стало в разы меньше. Немногие музыканты в нашей стране могут позволить себе заниматься только музыкой. Так что, сторонних дел у нас всех хватает. Но основное наше занятие и работа всей жизни — это музыка, так было и так будет. Когда это превращается в хобби или что-то такое — лучше сидеть дома и играть самому себе. Это дело требует максимальной отдачи и огромного количества времени и сил: не можешь выкладываться по полной — не лезь.

Алексей: Некоторые из нас занимаются музыкой уже более 15 лет, но вряд ли кто рискнет сказать, что музыка может его прокормить. Увы, это — правда, и потому каждый из нас старается обеспечивать себя и привнести в общий бюджет команды средства, так необходимые группе. Все, что группа зарабатывает, также вливается в бюджет команды: когда что-то делаешь своими руками — ценишь это много больше.

В жизни дружите? Многие артисты так устают друг от друга во время туров, что после них принципиально разъезжаются на несколько месяцев.

Алан: У нас очень дружная группа, мы постоянно общаемся вне концертов, репетиций и записей, выпиваем, веселимся, ходим в кино, отмечаем праздники — стараемся все делать вместе.

Дмитрий: В жизни мы — большая и дружная семья, вместе мы не только работаем, но и отдыхаем.

Как вы думаете, может русскоязычная музыка завоевать западный рынок? Нам чего-то не хватает, или наоборот, «перебираем»?

Алексей: Я всегда говорю: поставьте нас на одну сцену с западными командами второго или третьего эшелона, и мы не дадим публике повода кинуть камень в русскую рок-сцену. И поверьте, таких команд в России множество, но, вот именно, возможности померяться силами в равных условиях нам и не дают. Но мы делаем все, что можем, дабы изменить эту тенденцию.

Алан: Пускай, для начала, качественная русскоязычная музыка завоюет наш, отечественный рынок. Все-таки мировой язык рока — это английский, хотя может, когда-нибудь, русскоязычные группы будут в моде по всему миру, как, например, некоторые немецкие или японские исполнители, поющие на родных языках. В России есть группы, очень популярные в Японии или Корее, США и Скандинавских странах. Хорошо, если это станет тенденцией.

У вас большое фан-комьюнити. Как вообще фанаты влияют на ваше творчество и жизнь? Подъезды рисунками не портят?

Алан: Мы предпочитаем не называть людей фанатами. У нас слушатели, и многие из них становятся нашими верными друзьями. Очень приятно получать подарки и всякие мелочи на концертах и дарить людям взамен нашу музыку, а потом общаться и веселиться вместе. Люди, которые слушают нас и ходят на концерты, очень много делают для группы — приглашают своих друзей на шоу, рекламируют нас в соц. сетях, рисуют наши портреты, сами делают футболки с лого группы. И встреча с ними, их слова в наш адрес, их эмоции на концертах, их мнения и участие в жизни группы — это самая лучшая награда за нашу нелегкую работу.

Комментариев пока нет

Комментарии закрыты