Saint Gooseberry: «Если кто-то считает нашу музыку сексуальной — мы не против»

Saint Gooseberry — проект альтернативной электронной музыки из Беларуси, стартовавший в 2010 году в Бресте (Беларусь).  Группа сразу выделилась в беларуском музыкальном пространстве неожиданной смесью синти-попа, индастриала и альтернативного рока. Поклонники проекта чаще всего сравнивают творчество команды с Depeche Mode; сами же музыканты в числе групп, оказавших на них наибольшее влияние, называют Queen, Killing Joke, Gary Numan, Nine Inch Nails, Faith No More и Yello. ICON поговорил с музыкантами о высоких технологиях в музыке, планах на будущее и новом альбоме.

Привет! В клипе на “Perfect Pair” вы говорите на западном музыкальном языке в звучании и визуальной подаче. Это однозначный успех для белорусской группы.

Специально звучание группы не разрабатывалось. Это, скорее, стало естественным результатом какого-то времени экспериментирования с музыкой в целом. Могу сказать, что наш сегодняшний стиль музыки для нас — как промежуточный этап того, к чему мы можем прийти в ближайшем будущем. Про похожесть на кого-то даже речи и не шло. При написании музыки ориентир всегда был на внутреннее ощущение того, что ты создаёшь. Если то, что ты делаешь, так сказать, цепляет тебя самого в первую очередь, значит — ты всё делаешь правильно. На что наше творчество может быть похоже — это уже решать слушателям. Другое дело — качество звучания материала. С этим на начальном этапе у нас были проблемы. Хотелось звучать не хуже западных исполнителей. Как мне кажется, на данном этапе, в какой-то степени мы этого добились. Для нас это важно ещё по той причине, что мы наше творчество ориентируем не только на белорусского и русского слушателя, но и на западного, в том числе.

Вас всего двое. Не сложно реализовывать музыкальные идеи в таком небольшом составе?

Думаю, стоит начать с того, что Saint Gooseberry изначально — это был один человек, Анатолий Курись — я, собственно. Несмотря на то, что вся музыка электронная, за исключением гитарных партий, по духу, на мой взгляд, она близка к рок-музыке. Поэтому всегда хотелось, чтобы состав был, как в настоящей рок группе: с гитаристом, басистом и т.д. Особенно, это важно для живых выступлений. А с нашей музыкой — это было реализуемо. Таким образом, до недавнего времени группа состояла из 4 человек. Но, из-за того, что Saint Gooseberry — всё-таки не совсем стандартная рок-группа в её классическом представлении, в силу различных обстоятельств, со временем состав сократился до 2 человек. Могу сказать, что в нашем случае это никак не повлияло ни на творческий процесс группы, ни на качество живых выступлений. Скорее наоборот. Тем не менее, мы, конечно же, думаем о расширении состава, но всему — своё время.

Как бы вы сами назвали свой стиль?

В своё время я решил, что «альтернативная электронная музыка»- это наиболее подходящее определение тому, что мы делаем. Мы сами слушаем достаточно разную стилистически музыку и это естественным образом сказывается на нашем творчестве. В списке наших предпочтений есть всё: от альтернативного рока и индастриала до синти-попа, новой волны и классического джаза. Вся эта смесь, так или иначе, повлияла на то, что представляет из себя музыка Saint Gooseberry сегодня.

Визуальное оформление группы (обложки, клипы) однозначно — на высоте. Кто генерирует и как генерирует эти образы?

Визуальная составляющая группы всегда была важным элементом. На наш взгляд, правильно подобранный и оригинальный визуальный стиль — это как обёртка, которая либо привлекает внимание, либо — ты проходишь мимо. Чтобы тебя заметили, иногда, одной музыки — не достаточно, поэтому мы подходим к творчеству как к продукту, у которого есть не только оригинальное содержание, но и соответствующая оригинальная упаковка. Визуальный стиль в таком виде, в каком он существует сейчас, сформировался где-то к 2014 году, примерно, к выходу нашего первого ЕР — Perfect Pair. С самого начала разработкой дизайна занимаюсь я сам. Преобладающая монохромность и минимализм в оформлении продиктованы моей тягой к подобной стилистике в дизайне. К тому же, подобное стилистическое решение, на мой взгляд, удачно гармонирует с музыкой, которую мы делаем. Что касается видеоматериала, то все видеоролики, в том числе клип и живые выступления, я монтирую и оформляю сам. Дело в том, что видеомонтажом я увлекаюсь уже очень давно, поэтому у группы на сегодняшний день такой богатый видеоархив. Другое дело — сама видеосъёмка. Так, например, видеоклип на песню Perfect Pair нам помог режиссировать Владимир Чеберкус, а операторская работа — дело рук Ильи Прокоповича. Всё это — наши друзья. Съёмки проходили на территории Брестской Крепости, и, так получилось, что из-за некоторых сложностей съёмки растянулись более, чем на полгода. Таким образом, в клип вошли кадры снятые летом, осенью и зимой. Что касается фото, тут мы полностью доверяем талантам тех фотографов, к которым обращаемся. Яркий пример — это наши обложки для Perfect Pair и Bad Guy, в основу которых легли фотографии, сделанные фотографом Дарьей Копцевич, хорошим другом нашей группы.

Однажды ваше выступление на фестивале назвали «самым сексуальным». А вы считаете вашу музыку сексуальной?

Сами мы никогда не думали о нашей музыке, как «сексуальной» или что-то в этом духе. Но когда тебе говорят, что «эта тема сексуальная», то ты невольно тоже начинаешь находить подобные настроения в этой песне. Это скорее вопрос восприятия разными людьми музыки. Для тебя — твоя песня будет иметь одно настроение, для другого — совсем иное. И это — здорово потому, что это даёт возможность тебе взглянуть на своё же творчество под другим углом. Так что, если кто-то считает нашу музыку сексуальной — мы не против. Хотя, мне кажется, у той же самой Энии (Enya) музыка куда более сексуальна, чем наша.

Вы используете много элементов хай-тек в оформлении и видеоклипах. Сейчас у многих музыкантов в моде ультрасовременные примочки, вроде 3-d mapping. Вы, вообще, фанаты высоких технологий?

Поскольку мы играем преимущественно электронную музыку, то думаю, наша тяга ко всякого рода девайсам и примочкам была предопределена. Так, практически ни одно наше выступление не обходится без оригинально видеоряда, каждая часть которого делается отдельно для каждой композиции в программе. Это, безусловно, придаёт дополнительную глубину и фактуру выступлениям. К каким-то сложным техническим приспособлениям мы пока не прибегаем, но планы в этом направлении — вполне серьезные.

Вашу музыку можно в чем-то назвать сложной. Вы стремитесь к простоте восприятия слушателем вашего звучания или нет?

Всегда есть боязнь того, что твоя музыка окажется слишком сложной для восприятия другими людьми. Тем более, что мы любим экспериментировать. Не могу сказать, что мы как-то сильно переживаем по этому поводу. Для нас скорее важно просто делать свой материал максимально качественно и стараться правильно его преподносить публике. А там — как покатит. Людям нравится — значит, мы сделали всё правильно, нет – значит, где-то перегнули с самобытностью. Вообще, это — момент достаточно тонкий: делать свою музыку для других, не изменяя себе. По большому счёту, мы пока только начинаем. Куда нас приведёт наша музыка, будут ли её понимать или нет — время покажет.

Как думаете, массовый музыкальный рынок в России готов к восприятию сложной или концептуальной музыки?

Мне кажется, нельзя быть готовым или не готовым к восприятию той или иной музыки. Тебе она или нравится, или не нравится. Тут скорее надо стараться свою музыку ориентировать на правильного слушателя. Если человек слушает Стаса Михайлова, то, скорее всего, нашу музыку он вряд ли поймёт. Другой вопрос: насколько эта музыка доступна на массовом рынке вообще, который, в большинстве своём, переполнен совсем другим содержанием. Надо, чтобы народ сначала услышал эту музыку, а там и станет понятно: готов он к ней или нет.

Расскажите немного про свою команду. Кто помогает вам на записи или на живых выступлениях?

На протяжении всего существования Saint Gooseberry всегда находились люди, которые так или иначе помогали группе, поддерживали её. Среди них были далеко не последние люди в брестской творческой тусовке. Это помогло нам на начальном этапе приобрести некоторую известность в своем городе. Как такового менеджера, который занимался бы организационными вопросами группы, у нас не было очень долгое время, поэтому многое приходилось делать самим. С недавнего времени такой человек у нас появился и социальная активность группы выросла в разы. Всем группам рекомендуем, если вы конечно не музыкант с образованием пиарщика.

Расскажите о реакции белорусского интернет-комьюнити на “Perfect Pair”. Он в чем-то был шокирующим и обсуждаемым.

Сам ЕР и песня Perfect Pair, в частности, были восприняты публикой достаточно позитивно. Например, люди, пришедшие на презентацию, которая проходила в местном клубе, после высказывали своё удивление, что кто-то вообще делает подобную музыку в Бресте. Возможно, они лукавили, но всё равно было приятно. Клип, в целом, тоже был воспринят всеми достаточно позитивно, хотя потом некоторые издания пытались раздуть из того факта, что мы снимали его в Брестской Крепости, какой-то скандал, но у них ничего не вышло. Не вышло потому, что не из чего было раздувать.

Расскажите о грядущем клипе. В каком стиле он будет сделан?

Наш следующий клип будет на песню Bad Guy. Его выпуск был запланирован ещё в 2014 году — после выхода песни, но, в силу некоторых сложностей, процесс его реализации затянулся. Какое-то время назад процесс сдвинулся с мёртвой точки и теперь мы готовы завершить работу над ним. Клип будет полностью анимационным, выполненным в духе фильмов “Бегущий по Лезвию” и “Город Грехов”. Подобная стилистика отлично подходит под настроение самой песни Bad Guy. Сюжет клипа, собственно, вытекает из самой песни. Это история о детективе Энтони, который живёт в неком вымышленном городе в недалёком будущем и занимается тем, чем ему собственно и положено — очищает город от всякого рода преступности. Свою работу Энтони делает вполне успешно, от чего прослыл грозой преступного мира. Именно поэтому нехорошие ребята постоянно пытаются его убрать. Дело приходится иметь не только со злодеями-людьми, но и с представителями других планет, которые к тому времени стали частыми посетителями Земли и ведут тут свои дела, не всегда законные, в том числе. Клип рассказывает историю одного рабочего дня из жизни Энтони.

Земфира, к примеру, всю жизнь мечтала выступить вместе с Coldplay. А с кем мечтали бы оказаться на одной сцене вы?

Однозначно хотелось бы выступить с Nine Inch Nails, а лучше сразу песню записать. С Гари Нюманом однозначно, и песню записать тоже. Faith No More также попадает в этот список. И вот еще с Майком Паттоном коллаборацию было бы хорошо какую-нибудь замутить. А вообще, список длинный. А там глядишь, с кем-то и получится.

Скоро выходит ваш новый альбом. Чем планируете удивить нас?
Сейчас мы готовим к выходу наш новый ЕР React, а альбом — ближе к осени. Могу однозначно сказать, что новый ЕР будет отличаться и звучанием и содержанием от Perfect Pair. Он будет более роковый. Что касается предстоящего альбома — он будет разным, местами очень, но это не помешает ему быть одним целым. Думаю, слушатели будут удивлены. Приятно удивлены.

Комментариев пока нет

Комментарии закрыты