Владимир «Кaifir» Елистратов: Быть музыкантом и при этом быть нечестным со слушателем — бессмысленно

Владимир «Kaifir» Елистратов — фронтмен группы «Голова Муэссы», играющей в направлении рока и альтернативного рока, совмещенного с классической музыкой. Группа существует 5 лет, и за этот период ребята приняли участие во многих фестивалях, выступили на множестве площадок Москвы, попали в ротацию около 10 радиостанций. В 2013 году «Голова Муэссы» выпустила дебютный альбом «Рваные Сны», саундпродюсером которого выступил Валерий Аркадин, музыкант «Наива», The MATRIXX, а также продюсер альбомов КиШа. Над альбомом работали Константин Бекрев (ех-«Агата Кристи»,The MATRIXX, «Индия»), Павел Сажинов (Король и Шут), Сергей Шпуль (звукорежиссер «Ленинграда», КиШ). Летом 2015 года группа презентовала сингл «Не для тебя», который войдет во второй альбом «Головы Муэссы».

За чашкой чая в одном из московских кафе лидер группы готических романтиков рассказал о самом запоминающемся выступлении группы, о классической музыке и о том, откуда музыканты черпают вдохновение.


Первое выступление группы «Голова Муэссы» состоялось в августе 2010 года на концерте памяти Виктора Цоя. Помните ли свои ощущения перед выходом на сцену, впечатления после выступления?

Да, помню. Вообще, первое выступление группы должно было состояться чуть попозже, на неделю-две. Мы еще нигде не играли, не было даже заявлено выступление. И тут мне вдруг звонят, говорят: «Мы хотим, чтобы вы выступили на концерте памяти Виктора Цоя». Мы согласились. До концерта пообщались с человеком, который предложил участие в концерте. Откуда он о нас узнал – не сказал. Кто-то посоветовал или он сам нас нашел – неизвестно. После концерта он исчез. Кто это был, что это было – непонятно. Ну, сыграли, и хорошо. Значит, надо было где-то, чтобы первое выступление состоялось именно в этот день. Такая вот странная история.

Ощущение от выхода на сцену всегда одно и то же, независимо от того, первый раз ты выступаешь или нет. Всегда у артиста перед концертом должна быть дрожь, некое волнение. Если у тебя его нет – либо ты не можешь выходить на сцену по тем или иным физиологическим причинам, либо ты уже не артист.

Какой из ваших концертов можно назвать самым запоминающимся для Вас?

Концерт на МотоМалоЯрославце 2013.

Выступление у нас в субботу и выезд группы намечен на 10 часов утра. Я планирую, что проснусь в 8 утра, в дороге еще посплю, чтобы связки отдохнули.

5:23 — звонок. Я, в полнейшем непонимании ситуации, беру трубку. Звонок от гитариста. Он мне говорит: «Вов, я сейчас пришел домой, и у меня выбит указательный палец левой руки. Я не могу играть завтра». Я ему говорю: «Окей». Ну, а что я с ним сделаю? Я же не могу его заврачевать дистанционно, я же не Кашпировский (смеется).

5:25 — звоню барабанщику Руслану и мы решаем эту проблему. И вот, мы приезжаем на байк-рок фестиваль без гитариста. Мы отыграли, байкеры бодрились, все были довольны! Но приехать на байк-фестиваль без гитариста… Конечно, грандиозных соло и героических поз уже не может быть.

Были ли еще интересные случаи во время гастролей, выступлений?

Был случай, когда мы на гастролях в одном из городов настраивали оборудование и, настраивая общую картинку в зал, слышим — не хватает высоких частот. Когда их нет — получается глубинное звучание, музыка, будто из-под воды. Говорим звукорежиссеру:

— Высокие приоткрой чуть-чуть.

— А у нас неделю назад в колонках перегорели эти драйверы — слышим ответ.

— И вы за неделю решили их не чинить?

— А зачем? И так все играли.

Ну, мы нашли выход из ситуации — позвонили друзьям, они привезли нам другие колонки, и в итоге мы хорошо отыграли. Но это было очень весело — люди, зная, что у них не работает аппаратура, ничего не делают для того, чтобы это исправить, предпочитая оставить все, как есть.

Сейчас музыкантам довольно трудно сохранять какую-то самобытность в музыке, создавать что-то действительно новое. Как вам удается оставаться самими собой, быть оригинальными? 

Дело в том, что «Муэсса» — это изначально некий симбиоз. Музыканты, слушая и довольно-таки разную музыку, и что-то общее, прекрасно и четко понимают, что является музыкой «Муэссы», а что — нет. То есть, если даже на репетициях чувствуем, что музыкальная мысль ушла не туда относительно «Муэссы» и, может быть, это — даже хорошо и будет интересно другой массе людей, мы также понимаем, что это уже не «Муэсса» (при этом нельзя сказать, что мы боимся экспериментов). И это, конечно, будем мы, потому что это сыграли и написали мы, но будет нечестно по отношению к слушателям делать ту музыку, которая не является нашей. А быть музыкантом и при этом быть нечестным со зрителем и слушателем – бессмысленно.

Что для Вас музыка?

Это — образ жизни со всеми вытекающими обстоятельствами. Написание песен; встречи с музыкантами, с журналистами; гастроли; репетиции; переживания родителей и любимой. Это все — музыка, и это — тот образ жизни, который я принял как данность. Я верю в то, что свои профессии не выбирают, а принимают.

Как родители отнеслись к тому, что Вы выбрали для себя этот путь?

Отнеслись родители очень положительно, насколько это возможно, и приняли без возражений. Вообще, они у меня очень понимающие, поэтому я творю, что желаю, и они с этим всегда согласны.

В детстве меня отдали меня в музыкальную школу, потом я окончил музыкальный колледж.  Я — музыкант по образованию — трубач. 50% детей так или иначе ходят, ходили в музыкальную школу — это нормально. Но когда ребенок идет в музыкальный колледж — тут уже все понятно, пиши пропало (улыбается).

На какой музыке Вы выросли? Что слушаете сейчас? 

Вырос на группах Queen, Depeche Mode, позже Muse — это из зарубежной музыки. Также могу сказать, что люблю Puscifer, A Perfect Circle, нравится что-то у Kaiser Chiefs, The Prodigy. То есть нельзя сказать, что я слушаю только рок и ничего больше. Из «русского рока» я вырос на трех группах: «Агата Кристи», «Пикник» и «Наутилус». Все остальное принималось к сведению. Эти три группы — основополагающие в понимании русской музыки, в понимании западной — Queen и Depeche Mode.

Но выше всего, конечно —  классическая музыка. Потому что тем идеалом, к которому стремится любой музыкант (не случайно многие рок-группы играют с симфоническими оркестрами и делают симфонические номера), является классика. Бетховен, Бах, Чайковский, Рахманинов, Скрябин и Шопен – основные композиторы, которые очень сильно повлияли на меня, как на музыканта.

Сейчас стараюсь слушать разношерстную музыку.

Как, по-вашему, в чем преимущество классической музыки перед другими направлениями? 

Классику вообще ни с чем сравнивать нельзя. Это — некий идеал. И я считаю, что все направления стремятся дойти до этого идеала (имею в виду форму или структуру). Но стили музыки никак нельзя между собою сравнивать. Они — очень субъективны для каждого человека, и каждый решает для себя, что ему слушать. Нет направления, которое лучше другого, они — просто все для разных слушателей. И не может быть такого, чтобы человек сказал, что не любит какой-то стиль музыки просто так. Может он не узнал его или не разобрался, а может начал слушать не с того. Но от вольного сказать, что мне не нравится что-то, я не могу себе позволить.

Каков Ваш источник вдохновения? 

Мне кажется, у всех источник вдохновения один — окружающий мир и то, как ты его воспринимаешь. Каждый творец, художник выбрасывает в мир то, что он из этого мира принял и через себя пропустил. И лишь некий фильтр отличает одного творца от другого.

Можно идти по улице, услышать фразу и развить из нее стих; увидеть странный узор в окнах и сделать фотографию; услышать музыку и захотеть взять интервью — что угодно. Мы никогда не знаем, что нас в следующую секунду может сподвигнуть на какой-то поступок.

А какая у Вас была самая интересная история написания песни, что самое необычное Вас вдохновило?

История была такая: около 7 утра я шел в колледж во Владимире. На одной из главных улиц, на Большой Московской, сохранились двухэтажные торговые ряды императорских времен. С одной из крыш сбросился человек и, лежал на асфальте, лицом вверх. Когда я проходил мимо, он был еще не прикрыт, и я увидел выражение его лица. Собственно с этим случаем и связана песня.

Но она не издана, и, в силу определенных причин, не знаю, будет ли издана когда-нибудь. Я не считаю логичным издавать эту песню вообще. Но не потому, что я считаю ее плохой и не актуальной для «Муэссы». Просто не хочу издавать.

Что Вы хотите донести до людей своим творчеством?

Я верю в то, что я просто выступаю потоком, через который идет и творчество, и тот, кто хочет его донести, доносит его через меня. И что он хочет сказать конкретному человеку, который услышит эту песню — он ему это скажет. И не мне, «кисточке», решать, что хочет донести художник тому человеку, который увидит картину.

Есть ли у Вас песни, посвященные определенному человеку?

Нет. Опять же, потому что я считаю, что я — «кисточка», я песни никому не посвящаю. Есть песни, на написание которых какое-то событие или кто-то натолкнул. Условно: мне 15 лет, я расстался с девушкой, и она натолкнула меня на написание стихов. Но это же не так, это эмоции и уже совершенно другие структуры. Но, так как мне уже давно не 15, конечно, я не страдаю и не бьюсь в истериках. В целом процесс сочинительства проходит совершенно по-другому, и нет людей, которым я посвящаю песни.

Хотелось бы исполнить кавер-версию на какую-то песню?

Это было бы очень интересно, но не могу сказать, что я очень хочу исполнить кавер на песню. Скорее, мне было бы интересно сотрудничество с кем-то из музыкантов, которые творят в своих коллективах. Потому что это — соприкосновение с творцом, который работает по-другому, ведь все мы, так или иначе, работаем по-разному.

Никогда не было желания исполнять песни на иностранном языке?

Нет, потому что я придерживаюсь той позиции, что мы живем в России, мы — носители русского языка и должны писать по-русски. Мы можем писать песни на других языках, но так как я человек к себе очень требовательный, чтобы писать на иностранном языке, я должен владеть им в совершенстве на уровне носителя языка, для того, чтобы создавать что-то новое и интересное, а не бить клише. Я в совершенстве ни одного языка не знаю. Я способен разговаривать с людьми на английском, на другом языке способен только читать и что-то понимать, еще на одном способен немного говорить. Но в совершенстве знаю только русский, и потому песен ни на каком языке, кроме русского не пишу. Просто спеть чью-нибудь хорошую песню на английском я могу себе позволить.

«Голова Муэссы» довольно долго и плодотворно работает с Валерием Аркадиным. Как началось ваше сотрудничество?

Мы с ним познакомились случайно, я ему вручил диск с демо-записями «Муэссы». Первая встреча была в районе октября месяца, и под Новый Год мы созвонились. Среди прочего он сказал, что на днях (соответственно только в декабре) послушал диск, и песни ему понравились. Вот с тех пор мы начали сотрудничать.

Вы часто собираетесь с ребятами не как музыкальная группа, не для репетиций или выступлений, а просто мужской компанией для дружеской встречи?

У нас есть соединяющей элемент — хобби. Мы все любим кататься на велосипедах. Несколько раз в месяц мы дружной радостной толпой садимся на велики, шпарим куда-нибудь. Я, конечно, всех зову в Лосиноостровский парк, потому что от меня это очень близко. Но сейчас ситуация изменилась: Руслан переехал в один район с Максом. Леша периодически к нам присоединяется, но не когда мы на велосипедах — велосипедная тема нас только втроем соединяет, а просто потусить, летом сходить на шашлыки, съездить куда-нибудь. Но все эти выезды, сидения толпой всегда приводят к одному и тому же — к музыке. Так всегда — начали за здравие, закончили за музыку. И люди, которые оказываются с нами на всех этих тусовках и вечеринках вешаются, потому что невозможно это терпеть — когда все разговоры, так или иначе, упираются в музыку.

Есть ли у Вас еще какое-то хобби, кроме велосипедных прогулок? 

Нет, летом я катаюсь на велике — мне круто. Зимой можно просто погулять по городу, это интересно, но я бы не назвал это хобби, т.к. вещь — очень настроенческая и не вызывает такой физической зависимости, как катание на велосипеде. У меня не бывает такого: «Мне срочно нужно пойти в город посмотреть на людей» (смеется).

Расскажите о творческих планах «Головы Муэссы».

Работаем над вторым альбомом. В творческих планах альбом третий, другие новые песни… (снова смеется). Но просто так кирпич на голову никому не падает, и я не знаю, что будет завтра. Мало ли, что я хочу или что хотят мои музыканты. Они, во-первых, могут хотеть чего-то, но не сказать об этом мне, а просто хотеть; во-вторых, могут сказать, но я отвечу: «Ребят, давайте сначала это доделаем, а потом приступим к тому». А завтра мне упадет кирпич на голову и все наши творческие планы на этом прекратились. Ребята, конечно, могут все сделать и без меня, но к моим творческим планам это уже не будет иметь никакого отношения.

Сейчас же работаем над альбомом. У него есть концепция и материал, который мною написан именно под эту концепцию. Но можно ведь сойти с ума и устроить полный ад в альбоме. Художник может сказать: «Я так вижу», но цель любого музыканта — быть услышанным. А кто говорит: «Мне без разницы, я — одухотворенная личность и я делаю для себя» — врет. Не без разницы. Потому что, как только ты собираешь группу, начинаешь показывать музыку изначально чужим людям — музыкантам, которые потенциально должны стать тебе родными, ты хочешь быть услышанным и ждешь, чтобы твое творчество понравилось. И когда ты делаешь новый альбом, ты ждешь, чтобы его оценили. Иначе при написании песен не было бы выбора лучших аккордов, лучшей мелодии; при записи не выбирали бы, каким инструментом лучше сыграть; записывали бы не на каких-то хороших студиях, а черт знает где — прям в кафе сели и записали, какая разница — есть тут топот или нет. Ты хочешь, чтоб людям понравилось, ты хочешь сделать лучше. И при работе над альбомом ты делаешь так, чтобы кроме того, что он понравился тебе, это еще понравилось и людям. Нельзя забывать, что для людей ты и работаешь, и без людей ты из себя ничего не представляешь. Ты — артист, который развлекает народ, а не просто человек, который сидит в башне и наслаждается своим отражением в зеркале.

Выступать в ближайшее время нигде не планируете?

Выступать нигде не собираемся, потому что мы заняты альбомом. О выступлении будет сообщено на официальных ресурсах в соц.сетях и будет сюрпризом в начале следующего года. Но пока сольных концертов или концертов с кем-то мы не планируем, если только ни какие-то мероприятия, куда нас пригласят. У нас очень плотная работа над альбомом: часть материала записана, часть — еще делается, над другой частью еще не начали работать. Все — в режиме создания.

Что бы Вы пожелали, посоветовали вашим поклонникам?

Поклонникам бы пожелал, чтобы они делали то, что считают нужным. Никогда нельзя делать то, что ты считаешь неверным. Себя обманывать нельзя. Нужно быть честным перед собой и перед другими.

ДАРЬЯ ЧУВАЕВА

ФОТО: ОЛЬГА МАЛКОВА

Комментариев пока нет

Комментарии закрыты