Yoga for Wine Lovers: Напор и уверенность в себе — других рецептов нет

Yoga for Wine Lovers — музыканты из Москвы с потрясающей энергетикой, в их творчестве дельта-блюз и мягкая этника сочетается с ревом перегруженного электрооргана и сложными полиритмами. Импровизируя и лихо проживая свою музыку на сцене, они просто не позволят зрителю оставаться безучастным. Сегодня ICON поговорил с группой о винтажных инструментах, современном джазе и презентации альбома.

Расскажите немного про свой дебютный альбом. Какой посыл вы в него вложили?

МАТВЕЙ: Мне всегда казалось, что песни Ани, особенно недавние, – все открывают окошко в какой-то другой мифологический мир со своими персонажами, историями и законами. Невеста проводника спальных вагонов, мальчик-летчик, у которого руки, как собаки, возвращаются домой, а в другой песне те же потерянные собаки убегают к Тому-Кто-Пожирает-Время, морская вода, корабль, который плывет прямо на дно и жена, которая хочет, чтобы ее продали на базаре… Если говорить об альбоме, получилось, наверное, что это — взгляд на более холодную, более мрачную сторону этого мира с ледяным небом, болотами и смертью, понятой тоже в мифологическом аспекте, конечно. Но это — все равно увлекательная история, увлекательное путешествие, и кроме лиризма и тоски в ней много и веселья, и ярости, и нежности.
АНЯ: Мы хотели сделать его лирическим, меланхоличным и, может быть, даже холодным. Но вот, что называется: «когда умирают люди — поют песни». Песни — они на то и песни, чтобы петься легко, пронзительно и весело. Так что, несмотря на некоторую, скажем, драматургию, они все в итоге очень жизнеутверждающие. А ещё очень мне нравится формулировка: «бесприютная добрая печаль». Мне нравится думать, что невеста проводника — это ещё и про состояние поиска, некоторой приятной слепоты и ослепленности. Young, beautiful and blind.
РОСТИСЛАВ: Мне нравится, что при всей насыщенности аранжировок у нас получился очень песенный альбом, альбом-история. И эта сюжетная целостность держит на себе все его жанровое многообразие.

С каким настроением нужно подходить к этой пластинке? Для кого и о чем она?

АНЯ: Она вполне годится для того, чтобы послушать её в метро по дороге домой и заглянуть в глаза вон тому симпатичному незнакомцу напротив.
РУСЛАН: Это — музыка для всех, кто готов видеть прекрасное в обыденном. Она атмосферная и настраивает на лиричный лад, но не лишена нерва при этом. И да, это все же альбом рок-группы, он достаточно громкий и дерзкий.

Вы, в целом, довольны релизом? Говорят, у музыканта постоянно есть желание вернуться назад во времени и что-то изменить, улучшить.

МАТВЕЙ: Наши планы, конечно, на начальной стадии были гораздо грандиознее — в них были и приглашенный струнный квартет, и хор из наших фанатов, и десять гитар, наложенных друг на друга. Но, пожалуй, хорошо, что лишнее отпало. Единственное, чего лично мне жалко — что на одном треке по техническим причинам пришлось записать виртуальный рояль, а не настоящий.
РУСЛАН: Релиз вышел классный! Разумеется, в голову приходят мысли типа «а вот можно было бы вот тут допилить», «а вот было бы больше времени, мы бы»,  — это нормально. Я считаю, на альбоме мы показали примерно 80% от наших реальных возможностей, и это — хорошая оценка. А что касается планов, в большинстве случаев мы придерживались заранее подготовленных аранжировок, но некоторые детали добавили в процессе, причем иногда совершенно неожиданно. Некоторые свои партии я придумал прямо на студии.
АНЯ: Я — перфекционист, мне всегда кажется, что можно было сделать лучше, больше, записать еще тот хор и вот этих парней с флейтами. Но главное – вовремя остановиться и не париться. Приятно понимать, что мы растем и на следующем альбоме уж точно сделаем все еще интереснее и круче.
РОСТИСЛАВ: Очень интересно наблюдать, как грандиозные планы ударяются о суровую реальность и что выходит в результате. Мне кажется, у нас получилось соблюсти золотую середину – записать все песни максимально качественно, но и не удариться при этом в графоманию и не начать писать струнные квартеты в каждой песне просто потому, что «это — круто». Альбом в результате звучит очень плотно и собрано, в нем нет ничего лишнего, и это – прекрасный результат.

Это — музыка для всех, кто готов видеть прекрасное в обыденном. Она атмосферная и настраивает на лиричный лад, но не лишена нерва при этом.

Почему вы решили записать альбом по системе краудфандинга? В последнее время появляется все больше негативных отзывов музыкантов: не собравший хоть какие-то деньги проект — это скорее антиреклама.

РУСЛАН: Ну, мы действительно нуждались в деньгах. Запись альбома затянулась на год только из-за грустных финансовых обстоятельств. Мы писались на очень хорошей студии — Gigant Records, и это того стоило, но это — недешево. Мы решились на краудфандинг, потому что поверили в поддержку наших подписчиков, и все получилось: мы собрали семьдесят шесть тысяч из запланированных ста, и это — огромная помощь, на самом деле, и не только материальная.
АНЯ: Планета – это очень здорово, потому что, во-первых, тебе становится страшно не собрать хоть какую-то сумму и это очень здорово мотивирует шевелить лапками. Мы за три месяца почувствовали себя командой очень крутой, а все — из-за краудфандинга. И еще, конечно, важнее даже не деньги, а понимание того, что в нас по-настоящему верят.
РОСТИСЛАВ: Нам очень сильно повезло с нашими слушателями, которые помогли сделать мечту об альбоме реальностью. С другой стороны, если бы мы не решились, для кого бы мы тогда писали альбом? Все честно: альбом оказался нужен и мы его записали. А самое классное в краудфандинге – обратная связь: ты понимаешь, что твоя музыка нужна и начинаешь двигаться вперед, и иначе никак. Жесткие условия вынуждают к активным действиям, и в нашей ситуации это оказалось прекрасным мотивирующим фактором.

Вообще, у молодых музыкантов сегодня есть еще шанс быть услышанными?

МАТВЕЙ: Мне кажется, сейчас такое время, когда у всех есть шанс быть услышанными. Многие ругают влияние информационной революции на музыку, но если бы мы играли пятьдесят лет назад, мы бы не дошли даже до первого альбома без помощи лейблов. И, что еще важнее, не имели бы возможности услышать ту музыку, которая вдохновила нас.
РУСЛАН: Все так. Конечно, поначалу сложно, и нужно упорство, чтобы кто-то обратил внимание на твою музыку и выбрал ее из всего огромного многообразия.
РОСТИСЛАВ: Быть услышанным сложнее, чем кажется на первый взгляд. Но шанс всегда есть, просто в современной среде надо гораздо быстрее адаптироваться к новым условиям и ни в коем случае не сбавлять темпа. Напор и уверенность в себе — других рецептов нет.

Мы за три месяца почувствовали себя командой очень крутой, а все — из-за краудфандинга.

Чем вы вдохновлялись во время записи?

АНЯ: Во время записи сложно вдохновляться — там нужно настраиваться. В наушниках, у микрофона — все время вспоминаю Джима Моррисона, поющего «light my fire». Меня неплохо настраивала постоянная присказка нашего находчивого звукорежиссера о том, что раньше писали музыку на пленку одним дублем и сразу, а у нас есть возможность не спеша все записать много раз, склеить, передумать и записать ещё раз. А если честно, когда пишу вокал — успокаиваюсь и расслабляюсь от звучания собственного голоса, когда писала бэк вокал — вспоминала грузинские хоры и застольные песни, которые я дико люблю.
РУСЛАН: Вдохновляло ощущение, что мы делаем большое и важное дело. А еще винтажное оборудование очень вдохновляет. Мы использовали на записи пару древних усилителей, винтажный Fender Rhodes и еще мой аналоговый дилей из 80-х. В них есть какая-то особая магия, они дают в сигнал неожиданные нюансы, которые в итоге создают теплую атмосферу. Например, раскочегаренный Vox AC30, который мы на паре песен использовали, на большой громкости, ко всеобщему удивлению, давал совершенно отчетливую пятую ступень вверх к исходной ноте, звучало грязновато и очень вкусно. И очень вдохновлял наш звукорежиссер — Сергей Науменко. Опыт у него — потрясающий, и он нам очень помог.
РОСТИСЛАВ: Студия – это очень особенное место. Каждый раз приходя туда и расставляя барабаны, я чувствую, что нахожусь немного в другом измерении, что происходит что-то из ряда вон выходящее, магическое. Это ощущение исключительности момента, вкупе со «страхом бесконечности» — то, что ты сыграешь сегодня, ты будешь слышать в записи до конца жизни — у меня в результате выливалось в какую-то невероятную эйфорию. Особенно ярким это ощущение было, когда мы писали «Ледяным» — песню, целиком сыгранную живьем. Это — жизнь, магия, которая происходит прямо здесь и сейчас, коллективное творчество – в общем все, за что я люблю музыку, только в еще более концентрированном виде.

Как прошла презентация альбома? Удалось ли вам релизовать все, что вы планировали?

АНЯ: На следующий день после нас в клубе выступал Илья Лагутенко, в день Китайского нового года, так что мы очень удачно попали под раздачу слонов: к его приезду в клубе построили еще пару гримерок, украсили китайскими шарами и цветочками сцену — мечта просто. Мы очень основательно готовились, репетировали, делали кавера, занимались типографией, дизайном, записью, вели соц.сети, короче, ужасно все устали к ее началу, хотелось просто лечь и умереть. Но мы же любим нашу музыку и концерты тоже любим, так что в итоге тяга к прекрасному взяла верх в какой-то последний момент и это был лучший концерт из всех, что я помню. Продуманный, красивый.
РУСЛАН: Отличный концерт, мы очень много теплых отзывов после него получили. Жалею только, что перед началом не успел выпить пива.
РОСТИСЛАВ: Действительно, к началу концерта мы уже устали настолько, что сил, казалось, не оставалось ни на что. Но стоило начать играть – все как рукой сняло. Был великолепный звук, отличная публика, а аномальное количество дыма на сцене только придавало мистики происходящему. Смотрю на фотографии с концерта – сам завидую!

Мумий Тролль Бар в последнее время стал практически «тотемной» площадкой для молодых музыкантов. Как вы думаете, в чем особенность этого места?

АНЯ: Тотемной? Имеется в виду, что многие стремятся там выступить? Особенность его в том, что там — на редкость хороший звук, а также особая атмосфээра. Мечтаю оказаться во Владивостоке, честное слово. Меня очаровало это место еще в первое наше выступление там. Было даже обидно, что при выходе из дверей видно Красную Площадь, а не море и китайский квартал.
РУСЛАН: А еще там очень адекватный и дружелюбный арт-директор Артем, спасибо ему!

На следующий день после нас в клубе выступал Илья Лагутенко, в день Китайского нового года, так что мы очень удачно попали под раздачу слонов.

Вам важно, какие люди вас слушают? Кого вы видите своими фанатами?

АНЯ: Честно говоря, любой слушатель – хороший слушатель. Но вот вчера нам всем на общую почту письмо пришло от неизвестной девушки, она нас благодарила за актуальную музыку на родном языке, за некоторую схожесть с Аукцыоном, за каверзное название и непохожесть на других. Очень приятно было, что она это все подметила в нашем творчестве.
РУСЛАН: Очень приятно, что люди приходят на концерт снова и снова, что наши друзья приводят своих друзей. Мы не делаем различий и рады всем, кому наша музыка нравится.
РОСТИСЛАВ: Мне очень важно видеть горящие глаза людей после концерта. Когда они говорят нам спасибо, видно, что это искренне, и это — самое важное, что может быть в публике.

За кем из современных музыкантов вы следите? Кто в вашем ежедневном плейлисте?

МАТВЕЙ: Стараюсь догонять современный джаз, из пианистов — это для меня Джейсон Линднер и Брэд Мелдау, вместе со всеми многочисленными проектами, где они участвуют — вот группа Донни МакКаслина выпустила отличный альбом недавно. А в плейлисте у меня полная смесь от Билли Холидей до Марс Вольты.
РУСЛАН: В плейлисте — все вразнобой. Последнее время много слушаю Morphine, Pianoбой, Rolling Stones и Foo Fighters, бутлеги Хендрикса. Открыл для себя старый фанк и соул, типа Отиса Реддинга и The Meters. Попса, короче, не то, что вот у Матвея.
АНЯ: Последнее время люблю слушать саундтреки из фильмов: в фильме Самба и в сериале Острые Козырьки, например, отличный. Сейчас изучаю авангардную Мередит Монк. По-потихонечку стараюсь слушать и въезжать в джаз, вот, например, Чик Кориа пытаюсь играть. Я стала по-другому воспринимать ритм в музыке: честно говоря, раньше мне было наплевать на размер и акценты, а сейчас мне жутко интересно понимать, как это устроено в композиции. Хочется слушать испанскую гитару, Ester Tone, например. Открыла для себя Jacob Collier — такой он юный и талантливый. Безумно понравилась музыка Get the Blessing — проект басиста группы Portishead. Это мне Матвей посоветовал, люблю покопаться в его плейлисте.
РОСТИСЛАВ: За 2016 год вышло просто непозволительное количество хороших альбомов и даже несколько гениальных. Пытаюсь постепенно догнать и расслушать. Radiohead, Red Hot Chili Peppers, Metallica, Deftones, Opeth – просто безумие, все очень хорошо. Последнее откровение – альбом Alicia Keys того же 2016 года, восхитительная работа.

Кто, по вашему мнению, из российских исполнителей сегодня делает качественную музыку?

АНЯ: Я люблю концерты Алины Ростоцкой и Евгения Лебедева, который играет в ее проекте, и также у него есть свое трио. Ходила на их концерты, для меня их джазовая музыка сложная, профессиональная – и от того еще более красивая. Люблю Инну Желанную и проект Tinavie, собственно там тоже почти один состав музыкантов, с невероятным звучанием — не знаю, кто круче них использует у нас электронные девайсы. Люблю Обе Две за качественную дерзость. А еще у нас есть замечательная Тамара Зарицкая – она дивно поет аутентичные блюзовые вещи, не верю, что она — русская
РУСЛАН: Стараюсь следить за новыми группами и мне пока мало, кто нравится. Давно уже слежу за пермскими ребятами Упалинаушиз — очень классная музыка. Jack Wood нравится. Из недавних открытий – Ясновидящая Мария Дешевая Сука и Harajiev Smokes Virginia. И наши друзья из musty luxury, конечно, очень крутые.
МАТВЕЙ: Качественную музыку делают, на самом деле, очень многие, благо возможностей для этого становится все больше и больше. Первое имя, пришедшее в голову — Антон Маскелиаде. Но из такой музыки, которую хочется слушать снова и снова, пожалуй, сейчас для меня существует только Аукцыон.

Кто или что из западной или отечественной музыки повлияло на формирование вашего стиля?

РУСЛАН: Когда мы только начинали, я был очарован музыкой Tinavie, и думаю, они повлияли на нашу музыку тогда, и все еще продолжают. Вообще, было круто понимать, что вот живые люди из плоти и крови делают такой неземной красоты музыку, и это вдохновляло и придавало сил. А так, весь бэкграунд, конечно, влиял: я вот — большой фанат старого блюза и Led Zeppelin, хочешь не хочешь, а это дает о себе знать.
МАТВЕЙ: Играть на электрооргане меня вдохновил в свое время и продолжает вдохновлять покойный великий Джон Лорд. На этом альбоме электрооргана меньше, чем в среднем в нашей музыке, наверное, потому, что он не совсем укладывается в рамки рока и других вдохновленных блюзом стилей, но на фортепиано я, к сожалению, не могу сказать, что копировал стиль какого-то одного любимого пианиста. Идеальным образцом для солирования в такой музыке, как наша, мне кажется гитарист Марк Рибо, и я осознанно и неосознанно копирую его время от времени.
РОСТИСЛАВ: Когда мы только начинали играть, на меня очень сильно влияли Tinavie и Florence & the Machine, и я не думаю, что в этом смысле что-то поменялось. Но с приходом Матвея к нашему звуку добавилось очень много из хард-рока семидесятых, оказалось, что мы все его любим. И это было толчком к тому, чтобы на альбоме оказался в результате винегрет из самых разных жанров. Но, мне лично, это очень нравится – я считаю, музыка должна быть контрастной, как динамически, так и стилистически.

Какие у вас планы на ближайшее время? Где мы увидим и услышим вас в этом году?

РУСЛАН: Сейчас мы активно работаем над новыми песнями, они совсем не похожи на все, что мы делали раньше. Ближайший наш концерт будет в Питере 5-го марта совместно с musty luxury, и, кроме презентации альбома, мы сыграем там и новый материал, а затем отправимся в небольшой тур. Но это пока секрет. Еще очень хочется попасть на летние фестивали, а там пора уже над вторым альбомом работать!
АНЯ: Альбом занял больше времени и сил, чем рассчитываешь потратить на большое дело, и за время записи у меня набралось задумок ещё на пару маленьких EP. Пожалуй, самое главное ощущение от всего, что мы проделали — не только результат в виде альбома, а чувство, что желание заниматься музыкой не заканчивается на этом, а лишь наоборот — заполняет всю меня. Все, что приходит в голову, вдохновляет, все, что вычитываешь и высматриваешь в книгах и т.п. — хочется тащить, как мышь в нору и пристраивать в новый материал, который бродит где-то там, как то самое зреющее вино. Омар Хайям был прав.

VK

SOUNDCLOUD

YOUTUBE

Комментариев пока нет

Оставить комментарий

Все комментарии проходят модерацию. Ваш e-mail не будет опубликован.