7 альбомов весны, которые вы просто обязаны послушать

Эта весна — время громких имен и неожиданных камбеков. Она принесла нам новые альбомы инди-метров Grandaddy и The Shins, релиз одного из лучших авторов текстов 90-х Джарвиса Кокера, монументальный опус Magnetic Fields. Даже Squarepusher разродился сайд-проектом, а легендарные The Jesus and Mary Chain вновь в строю. Чего уж говорить о Jamiroquai, Depeche Mode, Джеймсе Бланте и очередной порции каверов на Синатру от Боба Дилана.

Вместе с тем – появилось огромное количество релизов и от новых групп/исполнителей, которые радуют глаз и слух. Но это изобилие, несмотря на всю свою прелесть, опасно тем, что часть стоящих работ могут пройти мимо жадного слушателя. Замечательные альбомы остаются в тени. В этом месяце для нашей подборки мы выбрали семь из них

Secret Shine – There Is Only Now

В этом году тренд на музыкальные камбеки продолжается с новой силой. До шугейза эта волна добралась еще в 2013, с выходом третьего альбома культовых My Bloody Valentine – MBV. Реюнионы коллег не заставили себя ждать. В прошлую пятницу одна из самых важных групп для этого жанра — The Jesus and Mary Chain — выпустила свой первый за 19 лет альбом. Еще два колосса — Ride и Slowdive — вернутся с новыми работами в июне и мае, соответственно.

Один из менее громких камбеков этого года – альбом бристольцев Secret Shine There Is Only Now. Причина, по которой группа так и осталась недооцененной, кроется в том, что этот коллектив слишком поздно ворвался на территорию шугейза — в 1993 году. Каким бы потрясающим ни был альбом Untouched, он просто захлебнулся в лучах все тех же My Bloody Valentine и Slowdive (с которыми их постоянно сравнивали). Затем был уход в тень и воскрешение в 00-х. Не самое удачное, мягко говоря.

There Is Only Now, вышедший 17 марта, — попытка полноценного возвращения. Попытка мощная. Достаточно только включить To The Well и дождаться стены звука на припеве. Нежность, излитая во всех треках вокалисткой Джейми Гингелл и дополненная синтами, проходит сквозь атаки шугейза так же ловко, как и в 90-х. Пусть и без той гитарной ярости, но все с той же красотой. Яркое подтверждение – All In Your Head.

Напористый, порой слишком, альбом не всегда справляется с проблемными моментами жанра – однообразием. Гармонии просто теряются в какофонии, а потом внезапно оголяются (Burning Stars) до красивейшей мелодики.

There Is Only Now вряд ли катапультирует Secret Shine из небытия. Особенно, учитывая предстоящие релизы монументальных Ride и гениальных Slowdive. Все точно так же, как и в 1993.

Но вы должны знать – если вам попадется этот альбом, не показывайте его никому. Слушайте его сами или с тем, кто вам дорог. Это редкое сокровище, в котором ценна каждая песня.

Desperate Journalist – Grow Up

Настоящая проблема с цикличностью в музыке – не в возвращении стилей или трендов. Она в том, что погружение в ностальгию лишь в очень небольшом проценте случаев дает импульс к реальному движению. Лишь очень немногие группы видят разницу между вдохновенностью предшественниками (что по сути – норма), и слепым копированием.

Лондонцы Desperate Journalist с самого начала, с самого первого своего одноименного альбома ходили по тонкой грани между преклонением перед пост-панк/готик иконами и похабным воровством у них же. На своем дебютнике три года назад периодически оживал то 1987-й, то (а это еще хуже) 2007-й. Но новая пластинка, иронично названная Grow Up, дала понять – группа наконец нащупала твердую почву под ногами.

Jacaszek – Kwiaty

В одном из своих интервью польский электро-акустический музыкант Михал Якашек говорит, что вся его музыкальная деятельность основана на предчувствии: вне материального мира спрятана какая-то другая реальность. Именно желание прикоснуться к ней, показать ее и почувствовать – движет музыкантом.

Этот подход лежит в основе всех работ Якашека: как в собственных альбомах, так и в саундтреках. Его одержимость звуком и шумами, которые окружают нас, воплощается в потрясающие эскизы и полотна. Барокко переплетается с электронными структурами в завораживающий эмбиент. Барочную музыку Михаил с огромной любовью проносит сквозь свое творчество вот уже боле десяти лет. Она возникает паттернами клавесина на Glimmer (2011), или в струнных на Treny (2008). Прячется в эмбиентовых шумах.

Однако, на своем новом альбоме, Kwiaty, Михал решил отталкиваться не от звука, а от несколько непривычной для инструменталиста материи — от слов. А точнее — от поэзии XVII века. Вдохновленный метафизическими пассажами Роберта Геррика, Якашек укутывается в привычные для себя покрывала из меланхолии электронной полутени. Сквозь порывы ветра на To Perenna пробивает гитарная партия. По звуковому плато To Meadows гуляют одинокие фортепианные семплы. В Daffodils пульсирующие синты тонут в шумовых помехах.

Lusine — Sensorimotor

Вот уже почти двадцать лет техасец Джефф МакИлвейн, известный электронной на сцене как Lusine, никак не может определиться, в каком же жанре ему комфортнее: в IDM, эмбиент-техно или электро-попе. Поэтому Джефф поступает мудро – он смешивает в нужных пропорциях все эти направления, и не только их.

Получившееся в итоге экспериментальное техно соткано из выверенных аранжировок и утонченных ритмических рисунков, которые уже давно стали фирменным стилем Lusine. Так было и на одном из лучших его альбомов Serial Hodgepodge (2004), и на дебютном L’usine (1999). Что еще важнее, с помощью новой полноформатной работы Sensorimotor, Lusine доводит свою формулу практически до идеальности.

Название пластинки носит для Джеффа два смысла: на поверхности лежит совмещение чувств и действий; в то время как гораздо более глубинное значение Джефф объясняет как поиск баланса между творческой интуицией и контролем.

Не стоит смотреть на Sensorimotor как на отдельные треки. Только в целостном формате становится заметно, что эта мозаика выложена без единого шва. На одном дыхании. И здесь Lusine превзошел самого себя.

Blanck Mass – World Eater

В музыкальном концепте Бенджамина Джона Пауэра (Blanck Mass) всегда есть элемент брутальности и неистового потока эмоций. К примеру, второй альбом Blanck Mass Dumb Flesh, покоривший публику – самый настоящий марафонный забег в нойзовую электронику, которая периодически уносит слушателя в пресыщенный синтами рейв. Концепт «тупой плоти» вращал альбом прежде всего вокруг хрупкости человеческого тела. Посреди давящих битов, дроуна и шума вырастали потрясающе красивые пассажи. Но несмотря на объемность звука в Dumb Flesh, это была поставленная в тематические рамки работа. Чего совершенно не скажешь о новом альбоме Blanck Mass World Eater.

Драматургию в музыке можно выстраивать различными методами. В инструментальных композициях ее, порой, получается создавать даже успешнее, чем в песнях. Но донести политизированность и социальный месседж без текста, создать концепт без назидательных строк – задача крайне сложная. Как вы уже догадались, именно это и пытается сделать третий альбом World Eater.

Начиная с сумасшедшего рейва Rhesus Negative, после нагнетающего спокойствия первого терка, альбом лихо закручивается в крике, зеркально отражающем глобальные тренды: расизм, фобии всех сортов, шовинизм и политическое безрассудство. Важно, что даже посреди около-индастриала Rhesus Negative Пауэр находит место для прекрасных синтовых вставок.

Ibibio Sound Machine – Uyai

На языке народа ибибио (Нигерия) «uyai» – это красота. Вокалистка Ibibio Sound Machine Ино Уильямс придает этому слову более глубокое значение: она говорит о силе и свободном духе женщин в целом и о смелости женщин ее собственной семьи. Этническая нигерийка Ино родилась в Лондоне. Каким бы сильным ни было влияние британской музыки, Уильямс не просто сохраняет африканские корни в своих работах, она делает ибибио осью своего музыкального мира.

Как и на дебютном альбоме в 2014 году, Ibibio Sound Machine продолжает обживать афро-электро, диско и фанк. В постоянно динамичной среде, которую Ино создает, этническая составляющая настолько органично вписывается посреди текстов на английском и ибибио, что намертво сплавляется с западными музыкальными стилями. А их на новом альбоме Уильямс добавилось.

Но начнем с того что, помимо музыкальной составляющей, немного расширился фокус самого мышления проекта. Если первый полноформатный релиз был целиком соткан из народных нигерийских преданий, то Uyai тематические расширяется теперь на общественно-политические процессы в Африке и мире. И пусть вас не вводит в заблуждение яркий и энергичный афробит треков – в ряде из них Уильямс поднимает по истине трагические моменты современности. Так, в легкомысленном электроклэше Give Me a Reason, которая открывает альбом, рассказывается о 276 школьницах лицея города Чибок (Нигерия), похищенных группировкой Боко харам в 2014 году.

moon:and:6 – A Brief History of American Space Travel

Канадский мульти-инструменталист и продюсер Майкл Чемберс, он же moon:and:6, стал экспериментировать со звуком в возрасте 12 лет. Тогда еще – с помощью аудиокассет. Годы муштры по классическому фортепиано и учеба на звукоинженера привели Чемберса в 90-х на крупный лейбл. Затем он успел поиграть в инди-рок группе The Golden Dogs, пока окончательно не основался в студии.

Пожалуй, справедливо будет сказать, что за все годы, предшествовавшие становлению Майкла как музыканта, его больше всего вдохновляли две вещи: 1) работы Брайана Ино и подход Стива Райха; 2) космическая программа НАСА. Эти элементы нашли свое воплощение в дебютном альбоме moon:and:6 A Brief History of American Space Travel, который вышел на прошлой неделе.

Несмотря на небольшой хронометраж (29 минут), эта пластинка охватывает огромный исторический период с 1958 по 2011 год. В электронные пейзажи эмбиента, даунтемпо, брейкбита и future-disco Чемберс вложил реальные записи переговоров астронавтов и космического центра. Например, трек Welcome to Space содержит запись пресс-конференции, на которой миру представили семерку первых американцев, отобранных для покорения космоса. Apollo-Soyuz звучит неким саундтреком к знаменитому совместному проекту США и СССР в 1975 году.

Комментариев пока нет

Комментарии закрыты